Елена Коренева не простит любимого

Просмотр списком

В нынешнем сезоне актриса Елена Коренева, которая после фильма "Романс о влюбленных" долго была для отечественного зрителя секс-символом, сыграла Медею в спектакле Андрия Жолдака "Москва. Психо". Актриса по-прежнему работает с полной отдачей, беспощадна к себе и выполняет все, что требует Жолдак. В спектакле она танцует стриптиз, щурится от лучей света, которые бьют прямо в лицо, и разрешает оператору, который дает прямую трансляцию спектакля на экран, снимать себя в любых ракурсах. О том, где она берет столько энергии, Елена Коренева рассказал корреспонденту Tata.ru.

Елена Коренева не простит любимого

— Елена, как вы относитесь к тому, что ваша Медея живет в Москве?

— Осовременивание классики и даже античной драматургии — вещь часто практикуемая. Поставив какое-нибудь античное произведение, мы хотим транслировать его смысл современному зрителю. Поэтому героев, для пущей убедительности, переодевают в современные костюмы, включаются современную музыку и так далее. Но все посмотревшие спектакль, понимают, что дело не в том, происходит это в Москве или в каком-то другом городе: Москва только фигурирует в названии. Важнее здесь, что возникает абсолютно современная ситуация взаимоотношений между мужчиной и женщиной.

— А правда, что все участники спектакля вместе с Жолдаком сочинили текст, который произносят актеры?

— Мы не сочиняли, мы импровизировали в заданной ситуации.

— Но реплики, в конце концов, записали?

— Не знаю, может, кто-то и записывал текст, который мы произносим. Но у меня есть несколько сцен, где идет чистая импровизация. В них Андрий поставил мне определенные задачи, но попросил меня не закреплять текст.

— Вы согласны с Медеей в том, что предательство любимого человека нельзя простить?

— Я не перевожу эту историю на бытовой уровень и не задаюсь вопросами, зачем Медея убила детей, и считать ли измену предательством. Я заведомо не хочу все это обсуждать, потому что это все-таки миф. В жизни, к сожалению, такие истории тоже приключаются, но ведь в «Медее» рассказывается не просто история о женской ревности и отчаянии. Она происходит на абсолютно ином уровне, поэтому мне не хочется анализировать ее с точки зрения элементарной женской психологии... Скажем так, поступок Медеи — это скорее акт самоуничтожения. Я считаю, что когда мать убивает детей это гораздо сильнее, чем самоубийство.

— Мне очень понравилось как вы играли в предыдущем спектакле Жолдака «Кармен. Исход». Но роль была такой маленькой, что я не поняла, зачем вы согласились участвовать в этом проекте? Почему Жолдак тогда пригласил именно вас?

— Меня пригласил не Жолдак, мы тогда были с ним не знакомы, а Паша Каплевич. Начиная работать с Жолдаком, абсолютно не знаешь, что именно ты будешь играть. Как бы не назывался проект, «Москва. Психо» или «Кармен. Исход», зрители не увидят на сцене изложения сюжета в общепринятом смысле этого слова. Вместо него всегда импровизация, череда абсолютно парадоксальных и неожиданных моментов. В общем, это не тот случай, когда тебя приглашают играть Шарлотту в спектакле «Вишневый сад», и ты заранее знаешь свои реплики и сцены. Изначально в проекте «Кармен. Исход», как и в нашем спектакле, не было пьесы. Начиная работу, я знала только, что буду играть не Кармен и не Хозе, и не представляла себе, что моя роль окажется такой маленькой. Во время репетиций она была больше, но спектакль пришлось сильно сокращать после первых показов Театру Наций. То, во что трансформировалось мое участие в этом спектакле, для меня было полной неожиданностью. Откровенно говоря, даже был момент, когда я хотела уходить из «Кармен», но все-таки осталась.

— Вы сейчас снимаетесь в кино?

Время от времени поступают предложения сниматься. Меня недавно позвали попробоваться сниматься в сериалах, но два предложения как-то самоликвидировались, а от одного я отказалась. Меня иногда зовут играть в ситкомах.

- Вы пробовали когда-нибудь посмотреть ситком от начала до конца?

— Знаете, я ничего не смотрю от начала до конца. Но немножко посмотрела самое начало «Моей прекрасной няни», и мне очень понравилось, как работает Заворотнюк, потом смотрела фрагмент ситкома «Люба, дети и завод», Гришаева тоже потрясающие там работает. На самом деле этот жанр нам просто не знаком. В ситкоме надо играть так же гротескно и стремительно, как в stand up comedy: вышел, выдал, ушел. Гришаева и Заворотнюк делают это мастерски.

— И вам хочется попробовать себя в таком жанре?

— Сижу, раздумываю... Ничего интересного пока нет и не хочется хвататься за каждое предложение. Но, может, интересных ролей в кино нет, потому что я их себе внутренне и не заказываю. На этот сезон у меня вполне достаточно работы: буду играть спектакль «Москва. Ппсихо» и писать книгу. Невозможно же одновременно быть артисткой и писать: это два абсолютно разных занятия. Поэтому, если возникают большие паузы, я заполняю их работой над новой книгой.

— Вы снова пишете автобиографическую историю, как «Идиотка» или это, как в книге «Нет-Ленка» сборник рассказов и эссе? А может, вы сочиняете роман?

— Не скажу, что это роман, скорее повесть. Она по жанру гротескно-фантастическая, поэтому мне очень важно тщательно продумывать все сюжетные ходы и ее стиль.

533
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top