Дэвид Линч: "Хочу запечатлеть скрытые желания"

Женсовет tata линч 15.04.2009 12:59
Просмотр списком

В минувшие выходные Москву посетил культовый режиссер Дэвид Линч. Он представил свою книгу, ставшую бестселлером в США -"Поймать большую рыбу. Медитация, осознанность и творчество", открыл две персональные выставки — Fetish и The Air is on Fire и провел мастер-класс для студентов ВГИКа. Корреспонденту TATA.RU посчастливилось побывать на пресс-конференции маэстро, которая вызвала небывалый ажиотаж среди журналистов, и задать несколько вопросов.

Дэвид Линч: "Хочу запечатлеть скрытые желания"

— В своей книге вы писали, что идея создания фильма "Синий Бархат" пришла после прочтения одной из глав библии, но уточнили, что не скажете, какой именно. Может, пришло время раскрыть секрет?
— Нет, я писал, что фильм "Голова-ластик" начался с библейского сюжета, а "Синий Бархат" начался с песни. Что касается фильма "Голова-ластик", то действительно, идея пришла во время того, как я читал один библейский сюжет. Но какой — не скажу. (Улыбается)

— В своей книге вы цитируете исключительно восточные тексты. Какие западные авторы и западные книги для вас интересны?
— Мне нравится Франс Кафка. Мой учитель в кинематографической школе сказал, что раз мне нравится Кафка, то я должен прочитать Гоголя. Я прочитал рассказ Гоголя "Нос" и даже нарисовал этот самый нос. Картина представлена на выставке.

— Верите ли вы в идеалы?
— Верю. Но больше я верю в идеи. (Слова ideals — "идеалы" и ideas — "идеи" похожи в английском языке). Человек не может сделать ничего стоящего, пока у него нет правильной идеи. Идеи приходят постоянно, а иногда приходит "большая идея" — и это самое прекрасное, потому что тогда мы точно знаем, что делать. Будь то идеи для живописи, для бизнеса, для медицины или для кино, но важнее всего именно они. И идеал для меня — это следование своим идеям.

— В ваших картинах всегда присутствует состав преступления. Каким должно быть идеальное убийство "по Линчу"? И кто все-таки убил Лору Палмер? (Смех в зале)
- Кто убил Лору Палмер — знаете вы. Я никогда не думаю о том, какое убийство идеально. Мне нравится ловить идеи. Фильмы, как я всегда говорю, отражают нашу жизнь. И мы действительно живем в жестоком проблемном мире, где есть жизнь и смерть. Если жизнь меняется, то меняется и творчество, меняется и кино. Это великолепный процесс.

— Почти во всех своих фильмах вы работаете с композитором Анджело Бодаламенти. Как вы думаете, были бы фильмы столь же успешны, если бы вы работали с другим композитором?
— Начиная с "Синего Бархата" я работаю с Анджело. Хотя я работал и с другими композиторами. Но Анджело мой "брат", я люблю его. Он великий композитор. Музыка должна быть "замужем" за изображением. Есть очень много хорошей музыки в кино, которая не "замужем" за изображением, и она не дает такого эффекта. Ты пытаешься "поженить" изображение с музыкой, и это может долго не получаться, и потом, в один момент — бум, и все срастается воедино.

- В своей книге вы пишите, что считаете фильм "Дюна" большим провалом, потому что монтаж картины делали не вы. Можно ли было "спасти" фильм монтажом? И можно ли было "спасти" его в принципе?
— Я действительно не монтировал "Дюну". И по этой причине, мне пришлось понадеяться на тех, кто это делал. Но повлиять на результат я не мог. И Дино де Лаурентис — продюсер фильма - смотрел на все совершенно по-другому, чем я. Оглядываясь назад, я думаю, что работал над фильмом без большого желания, и даже если бы я имел перед собой все кадры, которые мне нравились больше всего, вряд ли это спасло бы ситуацию. "Дюна" — это провал, и я не думаю, что ее можно было "спасти".

— Почему в книге в отличие от других картин так мало написано о вашем гениальном фильме "Простая история"?
— Я не знаю, почему о ней мало слов. Я люблю "Простую историю", мне очень нравилось работать на ней. Я взялся за этот фильм из-за эмоций этой истории. И я всегда говорю, что это самый нестандартный мой опыт в кино именно с точки зрения работы с эмоциями. Иногда мы видим, как кто-то плачет на экране, но у нас это не вызывает слез. А затем мы видим, как кто-то на экране смеется, а мы почему-то начинаем плакать. Почему так?! Как довести эмоцию с экрана в сердце человека? Это самое замечательное, что мы можем сделать.

— Есть ли еще какие-то русские писатели, кроме Гоголя, которые вас вдохновляют?
— Достоевский — "Преступление и наказание". Это очень простая история, но безумно глубокая.

— В качестве партнера для выставки вы выбрали Кристиана Лабутена. Расскажите об этом сотрудничестве и почему именно он?
— "Фетиш-шоу" в гараже — это шоу обуви на фотографиях. Кристиан делает обувь для женщин, которая им нравится. Один раз Кристиан подошел ко мне и предложил сфотографировать эту обувь, и я согласился. И эти фотографии — желание запечатлеть скрытые желания, основанные на фетишизме.

— Ваши короткометражки "Комната в отеле" и "В темноте", возможно, лучшее, что вы когда-либо создавали. Короткометражки в принципе предназначены для широкой публики или это искусство ради искусства?
— Не важно, полный метр или короткий — это всегда идеи, в которые я влюбляюсь, и которые я хочу рассказать людям.

— Расскажите, как вы выбираете актрис, моделей? Какие женщины вдохновляют вас на творчество?
— Все женщины прекрасны. Но когда ты работаешь над фильмом и над характером, ты начинаешь вдумываться, какая она, как должна выглядеть, как говорить. Ты записываешь все это и затем ищешь актрис, которые максимально подходят под этот образ. Я никогда не прошу их играть сцену, я просто разговариваю, смотрю им в глаза, и вдруг понимаю, что это она.

— В своей книге вы пишите о том, что режиссер и художник находят свои идеи в едином поле океана сознания. В связи с этим, как вы относитесь к концепции авторства и кто на самом деле является автором ваших фильмов и книг?
— Это прекрасный вопрос! Мы все думаем, что создаем что-то, но на самом деле шеф-повар не создает рыбу, он ее готовит. Ты не придумываешь идею, ты ее ловишь. И потом ты переводишь ее. Сырую рыбу никто есть не будет, но если приготовить ее вкусно — она становится прекрасным блюдом.

— Вы медитируете уже 36 лет. Есть для вас места, где это делать лучше всего?
— Самое интересное в этом, что ты можешь делать это везде. Это состояние внутри тебя. Ты погружаешься внутрь себя.

— Ваши картины отличаются фантастической проработанностью саундтрека. В одних странах их дублируют, в других "субтитруют". Что предпочтительнее с вашей точки зрения?
— Я предпочитаю субтитры. Как бы хорошо не дублировали фильм, дубляж его меняет. Это уже другие актеры, другие интонации. Иногда даже не похожие на то, что было заложено изначально.

— Вы много говорите о красоте и мире, но ваши картины пропитаны страхом и отчаянием. Какое место занимает зло в вашем мире?
— Мне всегда задают этот вопрос, и я всегда отвечаю, что фильмы, книги, музыка отражают нашу повседневную жизнь, а она сейчас очень беспокойна. Истории всегда должны содержать контраст негатива с позитивом. Но художник не должен страдать, чтобы изобразить страдания. Тебе не нужно умирать, чтобы показать смерть. Страдания в книгах и фильмах - не в жизни. Ты должен понимать страдания, но страдать не обязательно.

— В ваших рисунках человеческое тело часто подвержено деструкции. Какое значение вы придаете телу человека?
— Человеческое тело прекрасно. Но есть что-то в том, чтобы уродовать его на картинах. Оно приобретает что-то новое и таинственное.

В чем на ваш взгляд заключается проблема между современным мужчиной и женщиной?
— В непонимании.

— Почему Вы отказались от идеи сделать "Маллхоланд-драйв" полноценным сериалом, как и "Твин-Пикс"? И как продвигается карьера у кроликов, которых вы сняли во "Внутренней империи"? (Смех в зале)
— "Маллхоланд-драйв" был задуман как сериал. Но когда пилотная серия была снята, исполнительный продюсер "зарезал" ее. И я не захотел переделывать это кино. Но потом я получил возможность сделать его полноценным фильмом. Что касается кроликов... они по-прежнему вместе. (Смех в зале) Но я не знаю, чем они занимаются. (Снова смех)

— После вашего сериала "Твин Пикс" появилось масса сайтов, где тысячи людей пытаются разгадывать мистические знаки этого сериала. И отдельную роль занимает персонаж по имени Боб. На выставке мы увидели, что Боб присутствует не только в "Твин Пиксе", но и является главным объектом ваших картин. Кто такой Боб?
— В России я встретил трех разных женщин по имени Ольга. Но все они разные. Боб в картинах тоже отличается от Боба из "Твин Пикса". Боб в картинах не "зло в чистом виде". Он, скорее, пытается разобраться, что же происходит в этом мире.

— Писательство отличается от живописи тем, что в нем нет визуализации. Как вам далась эта новая глубина?
На самом деле я не писал книгу, я, скорее, проговорил её. Эта книга была записана в форме вопрос-ответ.

— Коллекционируете ли вы что-нибудь, кроме тушек убитых животных?
— Я не знаю, откуда берутся эти истории. (Смех в зале)

2992
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top