Илья Зудин: "Я верю в знаки"

Женсовет tata полю 20.08.2010 12:56
Просмотр списком

В клубе "Soho Rooms" состоялась презентация клипа Ильи Зудина на песню "Другой". Незадолго до мероприятия корреспонденту Tata.ru удалось пообщаться с виновником торжества и задать ему несколько вопросов.

Илья Зудин: "Я верю в знаки"

- Илья, сегодня вы представляете свой клип на песню «Другой» из своего нового альбома. Можно ли сказать, что название песни говорит о вас, как о другом, изменившемся человеке?

- Ну, во-первых, я хотел бы просто представить, скажем так, другой взгляд на самого себя, потому что со времён, начала образования группы «Динамит» до сегодняшнего дня проходили очень много таких преобразований, реинкарнаций. Я писал музыку для различных артистов, для российских певиц, певцов, групп и вместе с этим менялся сам. Вживаясь в образ того или иного артиста, я старался подойти к этому, скажем так, близко к сердцу. И, соответственно, кто-то может сказать, что я повзрослел, а кто-то скажет, что прибавилось философии, но я могу сказать, что альбом, как и клип, — это такое уже мужское творчество, а не юношеское, не детское, а ближе к взрослому. Просто некоторые песни из группы «Динамит», наверное, как-то уже не подходят по содержанию.

— А кто решил дать такое название песни — «Другой» ?

- Название песни, как и текст, музыку, аранжировку придумал я сам. Вообще первоначальное название - «Кто-то другой», но когда подумали, пришли к выводу, что правильнее будет назвать просто «Другой».

- Почему местом для съёмок клипа был выбран Ташкент?

- Всё очень просто. Это называется финансовая целесообразность. Просто в Москве, ну, давайте честно скажем, многие режиссёры уже просят не те деньги, на которые снимают. Как правило, если бюджет клипа составляет 10 тыс. $, то наши замечательные российские режиссёры не стесняются попросить 30 тыс. $ и даже 50 тыс. $. Я считаю вполне целесообразно, когда режиссёр берёт, если он уже раскрученный, гонорар, ну, хотя бы такой же, сколько стоит бюджет клипа. Поэтому я решил, честно говоря, и поэкспериментировать, и, на мой взгляд, сделать правильное финансовое вложение. Поэкспериментировал я с замечательным режиссёром Джасуром Шаметовым. Этот эксперимент, на мой взгляд, удался. Время покажет, как пойдёт, и что дальше. Но честно могу сказать, что я намерен с ним работать и дальше, потому что он человек очень талантливый, очень хорошая команда была. На съёмочной площадке было огромное количество рабочего персонала — техников, световиков, звуковиков. Всё было организовано очень чётко, без криков, без нервов.

— Сколько дней снимали клип?

- Клип снимали два дня.

- Можете рассказать о каких-нибудь самых ярких моментах за время съёмок?

— Самый яркий момент съёмок был и в прямом , и в переносном смысле, когда мы обливали авиационным топливом стены павильона, декорации, которые по сценарию должны были загореться. Когда подходил момент в песне загораться, авиационное топливо быстро испарялось. И поэтому у нас было много-много дублей, мы всё проходили, проходили, проходили, и ребята сделали какую-то огненную смесь, типа напалма вместе с клеем, с соляркой и авиационным бензином и прочим, прочим, прочим, т.е. там намешали безумную смесь.Когда она взорвалась у меня за спиной, для меня это было самое яркое ощущение, потому что огонь горел буквально в 3-5 метрах от меня. Это было очень неожиданно, тем более, что я понимал: авиационное топливо быстро испаряется и будет гореть очень быстро, а тут горело очень долго и очень ярко.

- Вы не только певец, но ещё и композитор. Эти два начала как-то борются в вас?

- Я вообще, честно говоря, не люблю борьбу в себе. Мне кажется, в человеке должна быть гармония. Я к ней в принципе стремлюсь. Иногда получается так, что композитор пишет такие песни, которые сложно исполнять, и вот эта песня ( «Другой») - не исключение. Ну, не знаю, многие мои друзья говорят, что очень похоже на Григория Лепса. Я не скрываю, что Гриша Лепс оказал на меня огромное влияние. Мало того, мы с ним из одного города, мы учились в одном музыкальном училище, поэтому я думаю, что всё обосновано. Мы с ним поддерживаем дружеские отношения, созваниваемся. Он замечательный человек, прошёл очень непростой путь, пока не достиг того, что сейчас есть. На сегодняшний момент я считаю его одним из лучших российских артистов. Поэтому если кто-то хотя бы раз скажет, что я похож на Лепса, вы знаете, восприму это за комплимент.

- В вашем творческом репертуаре есть песни для детей, которые вы, может быть, не афишируете для широкой публики?

- Да, сегодня, как раз хочу исполнить песню, которая посвящается моей дочке Полиночке. Она называется «Если бы ангел». Заключительные слова в этой песне: «Ангел собрал чемодан и полетел к тебе». Мне бы очень хотелось, чтобы не только мои, а все дети на Земле были счастливы, потому что пока они не становятся взрослыми, они всё ещё оттуда, они всё ещё ангелы.

- Можно сказать, что дети вас вдохновляют?

- Очень. Дети — это самое большое вдохновение.

- А как вы относитесь к одиночеству?

- Мне кажется, что человек, который уходит от людей — это блажь какая-то. Я не встречал ни одного человека, который мечтал бы об одиночестве. Одиночество периодически очень полезно, т.е. можно одному пойти в лес, что я периодически и делаю. Меня очень сильно заряжает лес, я люблю один ходить за грибами. Т.е. уйти куда-нибудь далеко, далеко, далеко, отключить все телефоны или вообще лучше оставить их дома и просто походить, посмотреть на деревья. Это очень успокаивает, ты приходишь совершенно другим человеком, полным сил, энергетики. Может быть, силы физические покидают тебя, но ощутимая энергия остаётся.

- Какими для вас должны быть идеальные условия для творчества?

- Идеальные условия для творчества... Ну, когда я что-нибудь пишу, то, наверное, идеальные условия — чтобы не отключалось электричество и не зависал компьютер.

- И всё?

- Наверное, да. Просто сейчас я ещё пишу книжку такую приключенческую. И вот когда я книжку пишу, то мне нужно, чтобы вообще никто не заходил, потому что если кто-то заходит, я сразу отвлекаюсь, и мне начинает всё мешать. Писательство — это всё-таки из другой оперы, нежели музыка.

- Как вам пришла мысль начать писать?

- Это, по-моему, была ночь, когда появилась моя дочка (Примеч. Четыре года назад у Ильи Зудина родилась дочка Полина, а девять месяцев назад — Матвей). Она спала, а у меня была бессонница. Честно говоря, я не спешу писать книгу.

- О чём будет ваша книга?

- Она называется «Никита Земляникин или приключения человека, у которого не было пепельницы». Вообще, я хотел сделать трилогию. Чтобы одна называлась «Приключения человека, у которого не было пепельницы», вторая — «Никита Земляникин или радость среднего возраста», а третья — «Никита Земляникин: тупо возвращение.» Но не знаю, что получится. Главное, пока первую сделать и посмотреть на реакцию. Если не понравится, не буду больше писать. Я не считаю себя писателем. Это просто я играюсь. А вдруг получится.

- Сейчас вы пробуете себя в качестве писателя, а не хотели бы также поэкспериментировать в актёрском направлении?

- Я не горю желанием сниматься в кино. Если будет предложение на какой-то интересный сценарий... Я бы хотел сыграть роль какого-нибудь антигероя, такого подлеца.

- Почему именно подлеца?

- А вот не знаю. Мне кажется, у меня получится. Мне хочется именно подлеца, такого негодяя, но причём не тупого маньяка какого-нибудь, а вот... Ну, не знаю, мне очень нравится фильм «Брат», допустим. Потрясающе сыграна главная роль, ненаиграно, по-честному. Я себя не считаю актёром, поэтому не стремлюсь в кино. Если пригласят, если режиссёр действительно поймёт, что я подхожу, то с радостью приму его приглашение.

- Что для вас главное в жизни?

- Сейчас, наверное, всё-таки главное в жизни — дети. Дети, карьера, финансовое благополучие и душевное спокойствие, семья. Наверное, самое главное — это семья. И чтобы эта семья хорошо жила. А чтобы семья хорошо жила, я стараюсь много писать, много работать, выступать, стремиться к чему-то большему. Ведь на самом деле непонятно, что я придумаю завтра, какие будут завтра идеи. Может завтра я рисовать начну. Этого никто не знает, и я — тем более. Мне хочется попробовать себя в абсолютно разных ипостасях.

- Я так понимаю, вы любите экспериментировать в самых разных направлениях.

- Я считаю, что человек пока не попробует, он не пойдёт. Но когда он попробовал, и у него начинает получаться, он пытается довести это до профессионализма. На мой взгляд, с музыкой у меня получается. Свидетельство этому — многие российские исполнители исполняют мои песни. Не самые плохие, и хорошо поют. Сейчас я пишу музыку, за которую мне не стыдно. Мне не стыдно показывать её друзьям, которые очень критично относятся к моему творчеству. Многие, конечно, говорят: «Зачем? Куда ты лезешь? Пой попсу, зарабатывай деньги.» Но я, наверное, попытаюсь доказать, что гитарная музыка тоже имеет своего покупателя.

- Ваши дети следят за вашими выступлениями?

- Да. Когда Полиночка видит меня по телевизору, она кричит: «Папа! Папа! Папа!» А Матвей... Ему пока девять месяцев. Я могу честно сказать, когда он смотрел клип, его сложно было оторвать от телевизора. Он смотрел в одну точку, уставившись таким странным взглядом, и, когда клип закончился, он повернулся ко мне и улыбнулся. Я считаю, что это очень хороший знак. Я вообще верю в знаки. Но у меня нет талисмана, я не фетишист. Единственное, замечаю за собой, что стал почему-то носить по два украшения на шее и на руке. Возможно, это имеет какое-то отношение к нумерологии или там ещё к чему-то. А может быть это связано с тем, что я перешагнул на второй этап своего развития. И меня он не обламывает. Самое главное, чтобы человека не обламывало в жизни. Меня не обламывает вообще ничего, мало того, что жизнь сама по себе меня очень радует. Радует появлением моего ребёнка, моей жены, появлением семьи. Честно, меня радует абсолютно всё, т.е. я не депрессивный какой-то там музыкант, который любит одиночество и закрывается со своими собаками и кошками и пытается всех удивить, что он талантлив. Для чего? Мы все — люди, которые пишут песни — мы их пишем для других людей. И нам очень нужна их реакция. Все музыканты, на мой взгляд, энергетические вампиры, но чтобы подпитаться чем-то от человека, нужно... Чтоб проехать на машине, нужно сначала её заправить. Я считаю, что музыканты заправляют людей своей энергией, а потом питаются их. Во всяком случае, я живу так.

7976
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top