Лянка Грыу: "Мне неинтересно упоение пороками"

Женсовет tata рою 23.08.2010 12:43
Просмотр списком

Известная молодая актриса Лянка Грыу рассказала корреспонденту Tata.ru о том, что значит быть женой режиссера, о флирте, одиночестве, творчестве и многом другом.

Лянка Грыу: "Мне неинтересно упоение пороками"

— Лянка, вы недавно вышли замуж (за режиссера Михаила Вайнберга — прим. авт.). Означает ли это, что какие-то темы — скажем, флирт или походы в клубы — для вас закрыты?

— Если я встречаюсь с мужчиной, это значит, что я ни с кем не флиртую и не гуляю среди ночи. В последние полгода я поняла, что не могу пропасть на полночи, не написав Мише. Он очень волнуется за меня. Да и он, если задерживается на работе, звонит мне каждый час.

— Если вы вдруг не предупреждаете, что задерживаетесь, Михаил сердится?

— Такое было только один раз. Я извинилась, он немножко подулся, понервничал, но через полчаса остыл, поняв, что это глупости. Это эмоции — Миша понимает, что я не виновата в том, что у меня разрядился телефон, но все равно поначалу они захлестывают. Когда человека любишь, хочется, чтобы он всегда был рядом.

— Вот при такой ответственности вы можете опоздать на встречу с мужем на полчаса?

— Да. (Смеется). Но это немножко другое. Одно дело — пропасть в ночном клубе, а другое — задержаться на предыдущей встрече или попасть в пробку. Он и сейчас, пока мы с вами общаемся, ждет меня в машине. У него выдался свободный день, и он хотел провести его со мной.

— В вашем новом фильме «Детям до 16...» есть такая фраза: «Нет единственных. Надо любить того, кто рядом». Вы согласны с ней?

- Нет. Неправильно любить того, кто рядом. То, что вы вместе, — это может быть простым стечением обстоятельств, и принимать это как данность, просто плыть по течению, нельзя. С другой стороны, единственным может быть каждый — надо только встретить его.

— И как долго можно искать его?

— У каждого свой путь. Кому-то нужно повзрослеть, кому-то — научиться любить. Некоторые ведь настолько эгоистичны, что не хотят быть с кем-то. Они меняют людей рядом с собой, оправдывая себя тем, что пока не встретили единственного. Но на самом деле, это абсолютный эгоизм — защита собственного пространства, когда человек боится впустить в свою жизнь кого-то еще. Ведь когда ты живешь с человеком в одном доме, спишь в одной постели — это уже общая жизнь. К этому надо быть готовым — это не так просто, как кажется.

— Несмотря на возраст, вы достаточно много снимались — с самого детства. Я знаю, что эта работа однажды помогла вам осуществить мечту — купить куклу Барби, которую вы тогда не могли себе позволить. Считаете ли вы актерскую профессию лучшей возможностью реализовывать мечты?

— Да. Это потенциальная возможность увидеть мир — это же съемки за границей. Например, в открытом океане на каком-нибудь фрегате, в пустыне, в азиатской глубинке. Также это возможность почувствовать себя домработницей, школьницей, мамой, принцессой. Все это очень явственно воплощается благодаря кино.

— Где грань между ролью, которую вы сыграете без желания, и ролью, на которую не согласитесь ни за какие деньги?

— Я не соглашусь сниматься в кино, если я чувствую там какую-то патологию — любование насилием, упоение человеческими пороками. Мне это неинтересно. С другой стороны, там может быть роль светлого человека, который изменит главного героя. А играть наркоманку, которая в конце фильма погибнет, я не хочу. Мне нравятся фильмы, которые заставляют задуматься или наводят светлую грусть, а те, после просмотра которых выходишь из кинотеатра, будто оплеванная, — нет.

- А фильм «Детям до 16...» не показался вам жестоким?

— Он красивый. Он о любви, переживаниях, которые происходят внутри каждого человека, о моменте выбора, когда надо принять серьезное решение. Перед каждым героем встает такой вопрос. Несмотря на то, что они приняли неправильные решения, пошли на компромисс с собой, со своими чувствами, и это сильно повлияло на их судьбу, в фильме много радостных минут. Он имеет правильную кардиограмму.

— Жизнь тоже похожа на кардиограмму: бывают периоды, когда все идет как по маслу, и моменты, когда не везет. У вас сейчас какой этап?

— У меня был момент, когда карьера шла вверх. Я снималась в четырех проектах одновременно: днем — в одном, ночью — в другом. По 30 часов проводила без сна, и это было нормально. Было ощущение, что карьера идет вверх. Но, с другой стороны: перечисли я название этих сериалов, их никто не помнит. А сейчас у меня выходят «Детям до 16...», в Италии скоро будет премьера картины «Первая ночь луны». У меня появляются более внятные полнометражные проекты, о которых можно говорить. Я надеюсь, после них у меня станет еще больше весомых предложений.

— Были моменты, когда вам хотелось все бросить, казалось, что не получится?

— Нет. Были моменты, когда по полгода не было съемок, но я понимала, что это моя проблема — я просто устала. Когда человек устает, он замыкается в себе. Тогда я позвонила подруге и улетела в Индию. Я чудесно провела там время: спала, шла на пляж, пила соки, смотрела на закаты. Отдохнув, я вернулась, и тут же у меня появилось несколько проектов. А вообще у меня всегда все складывалось правильно. Я считаю: если эта работа сама меня выбрала, значит, она будет со мной до тех пор, пока я этого хочу. Это эмоциональная работа, которая требует постоянного эмоционального напряжения, поэтому в какой-то момент организм просто отказывается вставать утром. Или бывают нервные срывы. Так происходит со всеми. Раньше в такие моменты я любила побыть дома одна, посмотреть кино или погулять. Сейчас у меня есть любимый мужчина, который может меня обнять, — мы тихонечко полежим, он почитает мне книжку вслух. В общем, такие старческие радости. (Смеется). Но в моменты плохого настроения это лучший релакс.

— Как вы в пять лет оказалась на съемочной площадке?

— В четыре. Моя мама в то время заканчивала ВГИК. Режиссеры с последнего курса снимали свои дипломные работы. И вот одна из них встретила меня в коридоре общежития и была поражена: она увидела маленькую девочку с грустным внимательным взглядом. Спросила у моей мамы разрешение — она не возражала, чтобы я снялась в кино. Фильм оказался очень удачным — его показывали на европейских фестивалях, он получил много призов. Это был 1992 год. Тогда же в Москве только открылось первое актерское агентство, куда меня после этой картины и взяли. Так у меня появилось много работы: в 8 лет я уже вела передачу на Первом канале, в 13 — играла в театре.

— Когда родители — актеры и снимаешься с самого детства, оно проходит иначе?

- Конечно. Я много времени проводила на съемках и общалась с взрослыми людьми. Мое столкновение с ровесниками произошло уже в подростковом возрасте, когда я заметила, что мальчишки зачем-то толкают нас в коридорах. Для меня это было дикостью — я же снималась с известными актерами, и видела, как галантно мужчины общаются с женщинами. А тут мальчишки дергали девочек за хвосты, обзывали — я не понимала, что это за неуважение. Из-за этого меня все называли принцессой. Еще я активно занималась танцами, живописью, скульптурой. Я была на домашнем обучении, ко мне приходили частные педагоги. Моя мама растила меня одна, и она посвятила всю себя мне. Именно благодаря ей, я сразу поступила в институт.

— Вопрос выбора профессии перед вами не стоял?

— Мне предлагали поступать на художественный, поскольку я хорошо рисовала, но я побоялась. По природе я интроверт, и не хотела замкнуться еще больше. А актерская работа позволяет мне раскрываться в разных образах. Так что я сделала правильный выбор.

— Сегодня пишете картины?

— Нет, на это не остается времени. Но я надеюсь, что в нашей новой квартире мы повесим мои картины. Миша говорит, что они ему очень нравятся. Он долго не знал, что я рисую. И когда я показала ему свои студийные работы, он был поражен. Посмотрим, может быть, через десяток лет я вновь начну рисовать.

— Что именно вы рисуете?

— Иногда свои фантазии. Они бывают совсем нереалистичными. Или кошек в различных ситуациях, которых я ассоциирую с людьми. Еще мне нравилось делать зарисовки на пляже — как, например, мама играет с ребенком. Когда человек подстраивается под ребенка, у него меняется пластика. Я всегда видела разные картины, но не могла перенести их на бумагу. Именно поэтому я и захотела научиться рисовать.

— Вы снимались в фильме «Ищу тебя», режиссером которого был ваш муж. Режиссер — это хозяин съемочной площадки и ему, чтобы организовать всех, порою приходится выбирать слова покрепче. Михаил не стеснялся при вас быть жестким?

— На этом проекте мы познакомились. Но непосредственно на съемках между нами ничего не было — мы общались, нам просто было интересно друг с другом. Миша никогда не ругается на съемочной площадке — у него всегда все спокойно, атмосфера хорошая, настроение позитивное. Когда человек знает, чего он хочет, он может настроить всю команду. Он очень профессионален, и я сначала влюбилась в его таланты. Потом уже заметила, что он хороший человек и настоящий мужчина. Фильм «Ищу тебя» — одна из моих любимых работ. Это эксперимент, похожий на институтский спектакль. Мы все вместе придумывали какие-то ходы, фишки. И это стало основой наших отношений. А вот на второй картине, которую мы сняли вместе, «От сердца к сердцу», — ему пришлось один раз подвергнуть меня тяжелому испытанию. Мы ночью снимали осень, под дождем. В Минске, где проходили съемки, было и так прохладно, а ночью — еще холоднее, и когда включили дождь-машину и ветродуй, стало и вовсе невыносимо. И так мы провели полночи, до самого рассвета. Миша так волновался за меня, за моего партнера — чтобы мы не заболели. Когда все было закончено, он подошел ко мне, обнял и сказал, что очень меня любит и гордится, что я выдержала это. Это был единственный момент, когда ему пришлось проявить режиссерскую волю. В принципе, он мог отменить дождь, но он понимал, что для фильма это нужно. Дома мы с ним тоже партнеры. Мы вообще не ссоримся. Единственное, я могу придраться к тому, что он слишком долго сидит у компьютера — пишет сценарии или переписывается с друзьями. Но это, скорее, в шутку, чем всерьез. Пока у нас все — тьфу-тьфу-тьфу — замечательно.

— Принято считать, что среди творческих пар наиболее крепкие те, где оба одинаково успешны в профессии. Вы согласны?

— Конечно. Существуют же амбиции, тебе хочется оправдать надежды человека, который рядом с тобой. Хочется, чтобы и он тоже всего добился. Особенно это важно для мужчины. Мише за последний год поступило много предложений. Возможно, это наша встреча изменила его восприятие мира, и он предоставил ему интересные возможности. Я думаю, в ближайшие несколько лет он докажет, что он превосходный режиссер, и это уже я буду летать к нему на съемки и ждать в кафе, пока он будет давать интервью. Я в него абсолютно верю. (Смеется).

6085
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top