Алексей Чумаков:"Публика слушает фаст-фуд"

Женсовет tata тьроб 23.09.2010 16:53
Просмотр списком

Недавно в одном из ресторанов столицы состоялась дружественная встреча в поддержку турнира ЕВРО-2012. Поддержать российскую команду решил и Алексей Чумаков. О том, какую роль в жизни певца, композитора и продюсера занимает спорт, о его музыкальных вкусах и планах на будущее Алексей рассказал корреспонденту Tata.ru.

Алексей Чумаков:"Публика слушает фаст-фуд"

- Алексей, как вы относитесь к мероприятиям, которые проводятся в поддержку нашей команды на чемпионате?

- Я на самом деле не фанат футбола, поэтому абсолютно спокойно отношусь к чемпионатам. В случае, конечно, когда играет Россия, я всегда болею за Россию. И это нормально.

— А сами вы занимаетесь каким-либо видом спорта?

- Ну, нет. Я так периодически хожу в фитнесс-зал, но это не спорт, а, скорее, поддержка себя. В любом случае всегда приятно наблюдать за человеком, который находится в приятной физической форме. Вы смотрите на артиста, и вам нужно, чтоб у него там не висел живот, третий подбородок не свисал и т.д.

— Алексей, как вы думаете, какие шаги нам необходимо сделать, имея ввиду отечественную музыкальную культуру, чтобы достигнуть мирового уровня?

— Отвыкнуть от коммунизма, от пророссийского веяния музыки старой, не тех времён, когда писали Марк Бернес и т.д. Это было великое время. А вот у нас, наверное, с конца 80-х процентов семьдесят был полный аншлаг: вы только вспомните «Ласковый май»! В 90-х же всё заполонила фанера, люди начали петь не своими голосами ит.д. Это всё очень загрязнило поколение. Это поколение ныне живое и здоровое. Этому поколению как мне нынче 30 лет. И поэтому нужно время, для того, чтобы люди отвыкли, наверное, от «белых роз» и вняли настоящему творчеству, каким было творчество 70-х лет, потому что это великие годы. 90-е годы изменили вкус, обгадили вкус. Это тенденция как в политике, так и в культуре. Хочется верить, что лет через десять люди придут к тому, чтобы слушать качественную российскую музыку. В России очень много хороших исполнителей. Нужно слушать качественную музыку, для того, чтобы публика поняла, что всё, что они слушают — это фаст-фуд. И соевое мясо, соевое молоко, это, может быть, и быстро приготовляющееся, но всё-таки ненастоящее мясо, ненастоящее молоко и ненастоящие фрукты. Очень хочется, чтобы от этого музыкального фаст-фуда люди побыстрее отвыкли и поняли, что всё, что они в себя впускают — это полный отстой. Ведь есть Стиви Уандер, есть Брайан Макнайт, есть Иосиф Кобзон, Игорь Крутой. Есть потрясающие композиторы, есть Игорь Саруханов. Во всяком случае меня радует, что хорошая музыка так или иначе всё равно пробивает себе дорогу. Свидетельством тому являются топовые звёзды, как Сосо Павлиашвили, Валерий Меладзе, тот же Игорь Саруханов, Филипп Киркоров. Действительно очень много талантливых людей. Очень хочется, чтобы эти мастодонты хорошей музыки всё-таки так или иначе переломили дурновкусие России.

— Почему с годами наша культура всё больше «американизируется»? И ведь музыка здесь в большей степени подвергается этому влиянию.

- Это весь мир американизирован. Дело в том, что... Кто такой американец? Ведь не существует такой нации. Это принадлежность к стране, это многонациональная культура. И они вышли вперёд в музыке только потому, что они слишком разные. И поэтому если вы слушаете американскую музыку, значит, вы слушаете музыку всего мира. Раз вы слушаете музыку всего мира, значит, она и есть мировая музыка.

- Что вы предпочитаете слушать в качестве мировой музыки?

- Ну, я уже в принципе перечислил. Это Стиви Уандер, Брайан Макнайт, Эрик Бене, Джордж Дюк. Можно на самом деле много кого перечислить. Всё, что сейчас представляет американизированная музыка в стиле Лэди Гаги и Тимбалэнда, я не воспринимаю. Я считаю, это не музыка, а ритмическая секция с набором «ля-ля-ля». Обычно мы подражаем Штатам, а сейчас в США подражают России. Сейчас наши 90-е пришли к ним — потрясающая музыка сменилась дерьмом. Хочется верить, что у нас как раз произойдёт наоборот, и что мы этот период 90-х уже прошли.

- Почему на так называемых «концертах-солянках», где выступает много артистов, до сих пор поют под фонограмму. На Западе от этого давно ушли, и даже на очень больших мероприятиях со множеством звёзд там выступают вживую.

- Мы можем выступать вживую, просто площадки, съёмочные команды, звукорежиссура — всё это просто не позволяет выдать качественный звук в эфир. Поэтому и я в том числе вынужден на всех «солянках» петь под плюс. И это нормально, потому что люди не заморачиваются над этим. Потому что это же надо записать звук многоканально, потом в студии свести его хорошо и выдать в эфир. А у нас сегодня снимается — завтра в эфире. Поэтому чтобы не было откровенного дерьма со звуком, пришли к выводу, что лучше петь под плюс. Здесь вопрос существенно глубже. Дело не в том, что артисты не могут петь живьём, у нас очень много людей, которые могут петь живьём и борются за это, но помимо желания артистов, нужно ещё желание людей, которые делают те или иные программы, чтоб подготовить качественное звучание того или иного концерта.

— Как вы можете оценить свои успехи с тех пор, как вы участвовали в проекте «Народный артист»?

- Ну, я думаю, это должен оценивать не я, а публика. Мне тогда было 22, а сейчас мне 30. В силу опыта я, конечно, уже поднимаюсь. Я сейчас сам себе продюсер, у меня своя компания, большой штаб людей, которые у меня работают. Это на самом деле очень сложно, но это и по-разному сложно: там сложно, потому что ты в неволе, а здесь сложно, потому что вся ответственность на тебе. Но я мужчина и я воспитывался своими прекрасными родителями, как мужчина, поэтому мне большее удовольствие доставляет ответственность, чем тюрьма. Сейчас я работаю над пластинкой, дописываю её.

— В этой пластинке будут дуэты?

- Нет, эта пластинка будет полностью написана мной, музыка будет вся моя, продюсирование моё, аранжировки все мои. Единственное, процентов пятьдесят текстов будут с помощью других поэтов. Часть — мои тексты, часть — тексты таких поэтов как Константин Арсеньев, Сергей Сашин, Карен Кавалерян, в общем топовые лица нынешней эстрады поэтической.

— Как вы представляете своё будущее?

- От будущего я жду присутствия, присутствия этого будущего, потому что прошлого нет, есть настоящее, будущего может не быть. Хочется верить, что будущее будет, а каким оно будет — пусть решает Бог. Я, к сожалению, готов лишь правильно жить, максимально, а дальше — бог выстроит то, чего я заслуживаю.

2681
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top