Дэниэл Рэдклифф: я боюсь красивых девушек

Просмотр списком

Кумир тинейджеров рассказал в эксклюзивном интервью корреспонденту Tata.ru почему он не прячется от папарацци, что собирается делать после Гарри Поттера и каково выходить на сцену обнаженным.

Дэниэл Рэдклифф: я боюсь красивых девушек

— Вот интересно, Дэниэл, можете ли вы, как самый обычный подросток, бродить по улицам, знакомиться с девчонками, заходить в бары и все такое прочее, не опасаясь засад папарацци? Только честно.
— Не преувеличивайте. Надеваешь бейсболку, темные очки – и вперед, ни один папарацци не догадается, что я – это я. Слава Богу, за домом моим они не следят, это запрещено, пока мне не исполнится 18.

- А после 18?
— Ну, тогда да... Конечно... Но, видите ли, если ты сам понимаешь, что так называемая "слава" налагает на тебя какие-то ограничения, то и не ходи в бары, на дискотеки – там тебя обязательно щелкнут: у папарацци — и я это понимаю — своя работа.

— То есть вы относитесь к своему положению философски?
— (Вздыхает) Вы не первая, кто намекает на мое испорченное детство. Все, кому не лень, жалеют меня, печалясь, что вот, мол, у ребенка вместо обычного детства черт знает что было – бесконечные съемки, общение со взрослыми, профессиональный изматывающий труд... Я бы мог поддакивать всему этому и сам начать ныть и жаловаться: ах, как мне тяжело, как надоело, как хочется стать обычным – таким, как любой подросток. Но, знаете, я никогда не говорю ничего заученного, меня не натаскивают имиджмейкеры. Искренне скажу: я рад, что с раннего возраста попал в кино; счастлив, что путешествовал, много повидал.

— Да, вас не подловишь.
— И не пытайтесь (смеется).

— Тогда попробую с другой стороны: что вы будете делать, когда "Гарри Поттер" в конце концов закончится?
— Конечно, расставаться с этим персонажем — моим вторым "я" — будет трудновато. Почти все мое детство прошло под его знаком... Но у меня уже есть новые предложения. Кроме того, в перерывах между сериями "Поттера" я снялся в австралийском фильме "Декабрьский мальчик" и даже сыграл на сцене.

— В спектакле, где вас заставили выйти на сцену обнаженным?
— Почему "заставили"? Надо было, и вышел.

— Не страшно было?
— Скорее - некомфортно. Но после второго, третьего, четвертого представления я настолько к этому привык, что разоблачался безо всякого стеснения.

— После таких радикальных опытов вы и в жизни стали смелее? Скажем, с девушками?
— Нет, как раз наоборот. Сцена – это одно, а жизнь – совсем другое. Всякий подросток, пусть и знаменитый, впадает в панику, когда ему надо завязать разговор с понравившейся ему девушкой — это совершенно естественно!

— Как вам работалось с Дэвидом Йейтсом, режиссером последней серии? Режиссеры "Поттерианы" все время меняются, трудно, наверное, каждый раз подстраиваться под нового...
— Нет, что вы! Никаких неудобств, мы все – Эмма Уотсон, Руперт Грин и я – с замиранием сердца ждем нового режиссера: это похоже на предвкушение новой книги, нового приключения! Очень интересно. Тем более, что нам везет – как с Дэвидом, например. Отличный человек, добрый, надежный — не давит, не пугает, не мучает.

— Поговаривают, что Джоан Роулинг собирается убить Гарри в последней книге...
— Ой, не дай Бог, не дай Бог! Даже не знаю, как буду играть в шестом фильме, заранее зная, что мой Гарри умрет.

— Может, это и к лучшему? Освободитесь от него наконец. И одновременно от пут детства...
— Слегка затянувшегося, вы хотите сказать? (подмигивает). Может быть, может быть...

498
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top