Алика Смехова: "Сегодня все делается на сезон"

Женсовет tata ьбд. 25.01.2011 13:07
Просмотр списком

Киноактриса и телеведущая Алика Смехова снова вернулась в театр. Вместе с отцом, Вениамином Смеховым, она играет в музыкально-поэтическом представлении "Двенадцать месяцев танго". Выходя на сцену в винтажных платьях, Алика поет танго на музыку польских композиторов. Слова к танго написал Смехов. Он же, в паузах между танго, читает стихи поэтов Серебряного века.

Алика Смехова: "Сегодня все делается на сезон"

- Алика, сложно ли вам было работать с отцом?

К сожалению, мы очень редко работали вместе, но всегда мечтали. Оказались рядом на экране в одной сцене в сериале «Бальзаковский возраст», где я говорю папе: «Кажется, мы с вами где-то встречались», только из-за этой фразы он согласился на этот эпизод. Такие маленькие семейные радости. Потом папа ставил на канале «Культура» мольеровского «Лекаря поневоле», где я сыграла две роли. И вот сейчас наш первый совместный театральный проект «Двенадцать месяцев танго». С одной стороны, это прекрасно: работать с близкими людьми, потому что есть невероятное понимание. Папа только открыл рот, чтобы поставить задачу, а я уже делаю то, что он считает нужным. Хотя для меня, как для актрисы, это большая ответственность — работать с ним. Я не хочу его подводить, я никого не хочу подводить, но, в отличие от чужих людей, работая с папой, я совершенно не могу капризничать. В этом есть непростой феномен семейной работы.

— Он относится к вам строже, чем другие режиссеры?

- Папа говорит, что ему со мной всегда хорошо. Это происходит по двум причинам. Во-первых, все, что делал и делает папа, мне нравится. Выбрать сложно, но, может быть, его работы в театре на Таганке были важны для меня в тот момент, когда я выбирала профессию. Его Воланда в «Мастере и Маргарите» на Таганке я видела десятки раз. Папа — мастер, волшебник, а я пока только учусь. Во-вторых, как актриса, я стараюсь быть более послушной дочерью, чем в реальной жизни.

— Вам помогало или мешало в жизни то, что вы — дочь Вениамина Смехова?

- К детям известных людей часто предвзятое отношение. В начале моей карьеры мне это мешало, а сегодня это для меня не имеет никакого значения, это играет важную роль для моей личности — потому что я горжусь отцом.

— Трудно ли петь танго? Можете ли вы назвать то, что делаете, актерским пением?

- Я профессиональная певица, окончила отделение музыкального театра ГИТИСа, поэтому петь для меня — это не труд. В танго есть сюжет, а не только чувства, поэтому я играю маленькую роль в каждом танго, которое исполняю, при это слегка окрашиваю иронией свое исполнение, ибо в контексте сегодняшнего дня и сегодняшних проблем мелодраматические страсти танго вызывают у меня милую ностальгию по романтическим чувствам.

— Фрагменты из фильма «Двенадцать месяцев танго» снимали в петербургском Эрмитаже. Предпринимались ли какие-то меры безопасности, чтобы охранять картины?

- Мы снимали не в Эрмитаже, а в Эрмитажном театре — это прекрасная площадка внутри музея, с замечательными людьми, которые там работают и понимают, что они находят на перекрестке музея и театра, нам объяснили наши возможности, и мы старались им следовать.

— Не хочется ли вам пойти работать в труппу какого-нибудь театра?

- Никогда. Мне кажется, что работа в постоянном коллективе — это несвобода, а я карменообразная (от имени героини Мериме и оперы «Кармен»), и мне нужна свобода.

— Как выбираете фильмы, в которых снимаетесь?

- К сожалению, в нашей профессии, есть проблемы. Это фильмы меня выбирают, а я только могу позволить себе редкую роскошь отказаться.

— Чем заинтересовала вас роль в сериале «Все мужчины сво...»?

- Мне нравится характер Сони самоиронией, и было интересно играть эту характерную роль, а потом у актрисы всегда есть возможность с помощью героини пережить какие-то ситуации, в которых я не хотела бы оказаться в жизни.

— Что делать, чтобы съемки актера в сериале не превратились в халтуру?

- Работать по-честному, ничего не делать только из-за денег. С иронией и без ложной скромности добавлю: быть талантливым человеком.

— Собираетесь ли вы писать книги?

- Я повторяю папин путь «многостаночника»: я и в кино, и на эстраде, и веду программу на телевидении и, вот, книжку написала «А и Б сидели на трубе». Жизнь подбрасывает мне такие сюжеты, что просто грех их не использовать, опять же можно опытом поделиться, помочь кому-то избежать роковых ошибок.

— Кто выбирал костюмы, в которых вы выступаете на сцене?

- Костюмы в спектакле (а их у меня пять, плюс оперное пальто и норковая горжетка 1950-х годов) — из коллекции папиной жены — Галины Аксеновой. Она собирает шляпки, старинные сумки, винтажные платья. У нее огромная коллекция. Наша подруга Мария Данилова — лучший российский театральный художник, которая работала с Фоменко, Гергиевым и Баренбоймом, помогла подобрать костюмы, подходящие к стилистике спектакля.

— Нравятся ли вам винтажные платья?

- Я в жизни их не ношу, но они мне нравятся. Прошлое нельзя вообразить иначе, чем через предметы. Поэтому в винтажных платьях есть достоверность времени. В прошлом одежда шилась на много лет — хорошими портными, из хороших тканей, хорошими нитками, она должна была следовать стилю, а не моде, да и сама мода была менее ветренной и менялась годами, а не сезонами. Сегодня после 1-2 стирок вещи выбрасываются, все делается на сезон — это цель потребительского общества: раскошеливать человека как можно чаще.

— Что предпочитаете надевать в обычной жизни?

- Так как я очень много наряжаюсь в работе, то в быту я люблю очень простые вещи и не пользуюсь декоративной косметикой.

— Как вы успеваете играть в театре, сниматься в кино и воспитывать детей?

- Не знаю, мне кажется это наследственно. Папе тоже постоянно задавали подобные вопросы. Может быть, я все успеваю, потому что люблю порядок: в шкафу, в доме, в голове и в работе. Когда у всего есть свое место, больше успеваешь.

— Хочет ли кто-нибудь из ваших сыновей стать актером?

- Будущее покажет, пусть Артем и Макар решают за себя, как сделала когда-то я, а пока меня радует следующее. Обычно мужчины расстраиваются, когда у них дочери, даже очень любимые, потому что заканчивается их фамилия. А папа этого избежал, здесь мы всех перехитрили: у папы две дочери и три внука, и все внуки носят фамилию Смехов. Так что род продолжается в Лёне — моем племяннике, Артеме и Макаре Смеховых.

379
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top