А.Сокуров: «Фауст реален!»

Просмотр списком

Режиссер Александр Сокуров увез с Венецианского кинофестиваля "Золотого льва" – награду, к которой, по его собственному признанию, он шел всю жизнь. Его "Фауст" – это последняя часть исторической тетралогии о природе власти, начатой "Молохом", "Тельцом" и "Солнцем". По замыслу режиссера, главные герои всех фильмов – самые неоднозначные политики прошлого столетия. Но несмотря на то, что картина произвела фурор в Венеции, Сокуров сомневается, что на родине картина найдет своего зрителя.

А.Сокуров: «Фауст реален!»

- В предыдущих фильмах тетралогии вы обращались к реальным историческим персонажам. Почему для последнего фильма вы выбрали почти мифологического героя?

— В нашем фильме («мы» — это те, кто над картиной работал, и те, кто будет ее смотреть) Фауст — это не выдуманный, а исторический персонаж. В «Фаусте» Гёте все персонажи мифические, а у меня — наоборот, настоящие, ведь перед нами шедевр мировой литературы, одно из самых важных ее наследий, так что называть ее героев мифическими было бы неправильно.

— Да, но какая связь у Фауста с Гитлером, Лениным и Хирохито — героями предыдущих фильмов?

— Прямая. Посмотрите сначала фильм, мы ведь сейчас говорим о картинах, которые публика еще не видела, тем не менее, чтобы обсуждать фильмы, их необходимо сначала увидеть. Я уверен, что уже после первого просмотра связь станет ясной и понятной.

— Вы писали сценарий совместно с Юрием Арабовым, каковы основные расхождения с романом Гёте?

— Юрий писал на русском, фильм же снимался в Германии на немецком. Неизбежно перевод на немецкий и адаптация к реальным местам событий и атмосфере внесли коррективы: другой язык всегда меняет восприятие мира, рождает новые взаимосвязи, непредусмотренных персонажей и искажение изначального смысла. Адаптируя все к немецкому языку, мы часто обращались к оригиналу Гёте, но вносили и изменения, чтобы сделать текст более понятным. Например, мы ввели новый персонаж, отца Фауста, он необходим, чтобы прояснить историю жизни главного героя. Как бы там ни было, самой большой наградой для нас было бы, если бы зрители после просмотра нашего фильма перечитали бы роман Гёте.

— Нам известен еще один интересный аспект, который мы хотели бы обсудить: Владимир Путин участвовал в финансировании фильма.

— Да, я не буду этого отрицать. Он отдал в наше распоряжение существенные денежные фонды и не только: он определил этот фильм как национальный российский проект в рамках интеграции в европейскую культуру. Без помощи правительства мы бы ничего не смогли сделать. Я был приятно удивлен вниманием к фильму, а главное, невмешательством в процесс его создания — ни в стилистику, ни в содержание.

— Какая судьба ждет этот фильм?

— Трудно сказать. В России он точно будет продаваться с трудом, потому что здесь люди потеряли интерес к авторскому кино, и я понимаю, почему: крупные дистрибьютерские сети в руках крупных американских компаний, управляемых русскими менеджерами, а они рассматривают все через призму заработка. Правительство не сможет нам помочь: оно продало все кинотеатры, которыми владело, не осталось даже маленьких местечковых кинозалов, а у местных инвесторов нет ни желания, ни сил заниматься распространением. Наверное, если выйдет пара копий фильма, я буду и этому рад. Я уже молчу о телевидении, может, и покажут в 4 утра где-нибудь, но не больше...

— Вы думаете, проблема будет только в дистрибьюции, а не во вкусах зрителя?

— Одно я знаю точно: интерес к авторскому кино на сегодня до смешного мал, несомненно, это меньшинство зрительской аудитории. Но кто сказал, что у этого меньшинства нет права на свое кино? И потом, если налоги граждан пошли и на оплату моего фильма, то будет честно дать им его посмотреть: это мой долг отчитаться за потраченные деньги. Но не перед министрами и парламентами, для меня важно держать ответ перед людьми.

По материалам Cinerepublic.film.tv.it

2115
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top