Александр Добровинский: "Тусовки для меня - это работа"

Просмотр списком

Его частенько называют "адвокатом дьявола". На западе, говорит Александр Добровинский, это настоящий комплимент.

Александр Добровинский: "Тусовки для меня - это работа"

Кажется, он успевает везде. Человека в очках, идеально сидящем пиджаке и бабочке видят не только на судебных заседаниях, он частный гость на светских тусовках, кроме того, пишет остроумные колонки для нескольких известных глянцевых журналов и нередко появляется в телевизионных шоу.

Конечно, имя Добровинскому сделали громкие судебные дела, в которых он участвовал в качестве адвоката, в том числе, разводы знаменитостей. Александр Андреевич представлял в суде интересы бизнесмена Руслана Байсарова, бывшего гражданского супруга певицы Кристины Орбакайте, в их конфликте из-за сына Дени Байсарова. А еще выступал на стороне члена Совета Федерации, совладельца "Фининвеста" Владимира Слуцкера в деле о его разводе с владелицей сети World Class Ольгой Слуцкер.

Сейчас Добровинский занимается делами Филиппа Киркорова, Стаса Михайлова, Сергея Полонского. Корреспондент "Taты" побывала в офисе известного адвоката, который расположен в особняке в центре Москвы и попыталась отвлечь его от работы разговором на более приятные темы — об отдыхе, тусовках и, конечно, его знаменитой коллекции фарфора.

Тата: Александр Андреевич, скажите, вам еще не надоела публичность и все эти бесконечные тусовки?

Александр Добровинский: Коммунисты были правы, когда говорили, что "отдых есть смена труда". И, поверьте, я никогда так не устаю, как на отдыхе. Тем более что тусовки для меня — это стопроцентная работа. Она просто другая, некабинетная... На самом деле, тусовка в Москве маленькая и компактная — звездонутых людей в столице не так много. Их всего тысяч десять, поэтому бывая на тусовках ты за месяц делаешь обход всех своих друзей, клиентов и просто хороших знакомых.

Тата: Вам приходилось когда-нибудь притворяться, бывая на мероприятиях, на которых совсем не хочется быть?

А. Д.: Никакого притворства нет, я с удовольствием хожу на светские мероприятия, люблю просто это дело (улыбается). Конечно, везде встречаются люди, от которых хочется шарахнуться. Но иногда с ними приходится общаться по делу, тут уж ничего не попишешь. И я общаюсь, и это уже чистой воды работа. Самое страшное, что можно только придумать — это одиночная камера. Человек не может быть один, поэтому общение для меня — очень важная часть жизни.

Тата: Значит, тусовки вы любите... А можете назвать себя азартным человеком? У вас большая коллекция фарфора. Погоня за вещами увлекает?

А. Д.: Я абсолютно не азартен. А что касается коллекционирования — это немного другие эмоции. По моему мнению, оно стоит на трех китах. Во-первых, это инстинкт охотника. Вот почему коллекционированием занимаются в основном мужчины, а если женщины — то у них непременно есть мужское начало. Во-вторых, это инстинкт исследователя. Нужно узнать о вещи все, выяснить происхождение, как-то классифицировать. Ну и, в-третьих, новой вещью всегда хочется похвалиться. Когда в моих коллекциях появляется новый предмет, я всегда зову людей, разбирающихся или нет, не важно. И мы общаемся. То есть коллекционирование сводится, опять же, к общению.

Александр Добровинский: "Тусовки для меня - это работа"

Адвокат Александр Добровинский: "Некоторые из своих экспонатов я находил „на помойках“ (Фото: Анны Бученковой)

Тата: А сколько у вас всего экспонатов и что вы коллекционируете, помимо фарфора?

А. Д.: Коллекция фарфора, конечно, самая знаменитая. В свое время она выставлялась в пяти залах Пушкинского музея. Многие вещи я когда-то находил „на помойках“, у старьевщиков, на рынках. Сейчас в моих коллекциях около 25 тыс. — 30 тыс. экспонатов. Всего 15 коллекций. Это тот же фарфор, агитлак, агиткость, бронза, стекло, живопись, агитковры, портсигары, эротика, папиросные этикетки, часы, фотографии, вещи, принадлежавшие известным людям, так называемые меморабили, и многое другое.

Тата: Ой, а где же вы все это храните?

А. Д.: В офисе, дома, на даче, в сейфах. Мои коллекции уже выпихнули меня из моих трех квартир. Думаю, скоро выпихнут и из четвертой (улыбается).

Тата: От чего вы получаете такие же эмоции, как от коллекционирования?

А. Д.: Люблю играть в гольф. Это одна из немногих игр, в которой все зависит только от тебя, а не от твоего партнера, в отличие, скажем, от тенниса. Если кого-то ругать за проигрыш в гольфе, то только себя. Я играю в гольф по всему миру и каждая площадка совершенно не похожа на другую — ни один клуб, ни одно поле. Конечно, все здесь зависит от ландшафта. Я играл посреди пустыни, а однажды на другом поле зарядил мячом в крокодила. И, знаете, не очень-то хотелось этот мяч доставать... А в Индонезии мячи украли обезьяны. Словом, об этих ощущениях невозможно рассказать — все это нужно прочувствовать самому.

Тата: Ваша супруга Марина поддерживает все ваши пристрастия?

А. Д.: Конечно! Она поддерживает меня во всем и никогда не запрещала мне что-то покупать для моих коллекций. Марина, кстати, тоже собирает антиквариат. Страсть к тому, чтобы получать удовольствие от жизни — это у нас совместное, так что мне очень повезло с супругой. Девиз нашей семьи: не бойся много потратить, бойся мало заработать.

Тата: А как вы познакомились с Мариной?

А. Д.: Это мой третий брак. Мы познакомились в середине 1990-х в Москве, хотя, как оказалось, могли столкнуться намного раньше, потому что оба выросли на соседних улицах, жили в одно время во Франции и в Германии. А познакомила нас моя будущая теща Нелли. Она специально вызвала дочь из Парижа, чтобы та, якобы, привезла какие-то документы. Марина о нашем будущем знакомстве ничего не знала. Через несколько недель после первой встречи я сделал ей предложение.

Тата: У вас с Мариной две дочери. Они пошли по вашим стопам?

А. Д.: Как и все дети, они сначала хотели стать ветеринарами, музыкантами, моделями. Но, повзрослев, они все-таки решили стать юристами. Причем, я абсолютно не давил на них в этом выборе. Старшая Александра закончила закрытую школу во Франции и поступила на юридический факультет Сорбонны. Скоро начнет стажироваться в отделении фирмы „Добровинский и партнеры“ в Лондоне. Младшая, Адриана, учится в в школе в Германии. По складу характера вижу: она будет прокурором.

Тата: Дочки делятся с папой секретами?

А. Д.: Да! Они у меня абсолютно папины дочки, все мне рассказывают. Старшая, к примеру, рассказала мне, когда стала женщиной. Просто позвонила и сказала: „Папа, сегодня я сделала это“. Я, конечно, очень переживал, выпил сразу коньяка, хотя обычно не пью... Мне часто бывает страшно за моих малюток.

Тата: Скоро Александра и Адриана вырастут, заменят вас на работе... Что вы будете делать на пенсии?

А. Д.: Знаете, уходить я пока не собираюсь. Хотя пытался выйти на пенсию четыре раза в жизни. Самое долгое, насколько меня хватило, это на две недели. Я просто начал тихо сходить с ума. Просто мне нравится моя работа, и в офис я всегда иду с удовольствием. Как только перестанет нравиться, так сразу займусь чем-нибудь другим. Конечно, я люблю отпуск, отдых. С удовольствием путешествую, плаваю... Чем бы занялся на пенсии? Посвятил бы себя коллекциям или написал книгу.

428
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top