Джеймс Макэвой: я не урод, хоть и не Брэд Питт

Просмотр списком

"Искупление", "Последний король Шотландии" и выходящая на днях картина "Особо опасен"... 29-летний уроженец Глазго — Джеймс Макэвой – один из самых многообещающих европейцев в Голливуде. Мировые СМИ называют его новым секс-символом, но шотландец только разводит руками: "О чем речь? Мой рост – метр семьдесят. У меня бледная кожа, и я ненавижу загорать. Ладно, я не урод, однако, и не Брэд Питт".

Джеймс Макэвой: я не урод, хоть и не Брэд Питт

Джеймс, говорят, что у вас было трудное детство.

— Да? А про недостаток витаминов не говорят? Вот и вы начитались таблоидов!

- Почему таблоидов? Я прочел ваше интервью одной весьма солидной британской газете.

— Так... Я догадываюсь, о каком интервью идет речь. Да, я рос без отца: мои родители развелись, когда мне было семь лет. Потом я и моя сестра долго жили в доме у бабушки и дедушки, потому что наша мама с утра до ночи вкалывала медсестрой в психиатрической клинике. Однако, поверьте, у меня было счастливое, практически беззаботное детство!

— Говорят, что вскоре после того, как Британская киноакадемия присудила вам награду в категории "Восходящая звезда", ваш папа позвонил-таки вам?

— Слушайте, прекратите читать таблоиды! Зачем людям в принципе нужно знать все эти частности?

— Зачем? Джеймс, вы — один из популярнейших европейских актеров. Ваши фотографии украшают обложки журналов, а армия ваших поклонников растет, как на дрожжах.

— Я вас умоляю... Актеры придумывают всякого рода истории, потому что им нужно придумывать истории. И мне совершенно непонятно, почему к нам относятся как к каким-то небожителям?

— Другими словами, вы отказываетесь говорить о своем отце?

— Да. И я надеюсь, вы на меня не обидитесь.

— Нет, я и не думаю на вас обижаться. Джеймс, а это правда, что вы не собирались становиться актером?

— Я никогда не думал, что актерская профессия станет моим единственным источником доходов. Было время, когда я планировал вступать в ряды военно-морских сил Соединенного Королевства. Потом у меня возникла идея стать социологом. Но как-то раз, когда мне исполнилось четырнадцать лет, к нам в школу пришел режиссер Дэвид Хейман. Благодаря этому человеку я попал в триллер "Соседняя комната". Ну, а потом была Королевская академия искусств Шотландии.

— Будучи студентом которой, вы зарабатывали на жизнь тем, что пекли кексы и пирожные?

— И это чистой воды правда! Я подрабатывал в пекарне при одном крупном супермаркете. Очень часто, закончив ночную смену, я бежал на первую лекцию.


— Скажите, а сегодня дома вы печете?

— Нет, как-то не удается — времени нет!

— Значит, домашнее хозяйство ведет ваша жена — актриса Энни-Мари Дафф. Вы ведь познакомились с ней на съемках телесериала "Бесстыжие", который, кстати, был признан одним из лучших драмеди Великобритании последних лет?

— Совершенно верно. Но знаете что, съемочный процесс "Бесстыжих" был одним из худших эпизодов в моей жизни.

— Почему?

— Во-первых, у меня совсем не лежала душа к этому сценарию. Я подписывал контракт и думал: "Так, я буду участвовать в „Бесстыжих“ только потому, что мне нужны деньги". Во-вторых, во время съемок у меня началась депрессия. Когда у меня были выходные дни, я запирался в своей манчестерской квартире, лопал всякую дрянь, напивался... А потом появилась Энни-Мари, и жизнь моя преобразилась. Она буквально спасла меня!

— До недавнего времени многие ваши поклонники даже и не предполагали, что у вас есть жена.

— Собираетесь спросить о Кире Найтли?

— А можно?

— Спрашивайте.

— Это правда, что режиссер "Искупления" Джо Райт попросил Киру...

— ... трахнуть меня? Нет, он сказал: "Кира, давай, отмастурбируй Джеймса!"

— Вы ведь очень смутились?

— Смутился?! Я был в шоке!



344
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top