Татьяна Устинова: У меня комплексы как были, так и остались

Просмотр списком

Знаменитая писательница Татьяна Устинова недавно выпустила свой юбилейный, двадцать пятый роман – "Жизнь, по слухам, одна!" Популярная телеведущая Татьяна Устинова ведет две программы: новое ток-шоу "Жизнь как жизнь" и — как соведущая – "Час суда". Счастливая мать и жена Татьяна Устинова вместе с любимым и любящим мужем воспитывает двух сыновей – Михаила и Тимофея. Похоже, в жизни этой, известной и успешной во всем женщины, "самокопаниям" и всевозможным комплексам просто нет места. Или все-таки есть? Об этом она рассказала корреспонденту Tata.ru.

Татьяна Устинова: У меня комплексы как были, так и остались

— В интервью вы не раз говорили о том, что в детстве у вас было немало комплексов. Что в большей степени повлияло на то, что вы от них избавились — счастливое замужество, рождение детей или успешная профессиональная деятельность?

— Вообще-то у меня комплексы как были, так и остались. И до сих пор, к сожалению, я не могу о них рассказывать. Мне тяжело. Я, например, не могу вспоминать свои детские прозвища... Знаете, мы как-то с Димой Быковым обсуждали историю золушек и принцев и обнаружили, что наши мнения очень близки. У меня есть такая личная теория: золушки и принцы — все, вне зависимости от пола и возраста, от успешности, от того показывают тебя по телевизору или ты работаешь в "Макдоналдсе". Будь ты сто раз успешен, но все равно до какого-то момента ты — Золушка. Ты можешь сидеть вся такая знаменитая в телевизоре — и быть Золушкой. На тебя все смотрят, а ты думаешь, что все равно в чем-то подкачала, что что-то с тобой не то: ноги не той длины, бюст не удался, дети брошены, мама недовольна... И этими мыслями мы можем съесть себя поедом, просто до основания, не оставив ничего вообще. До тех пор, пока не появляется человек, который говорит: "Мне наплевать, какая ты (какой ты)! Мне наплевать, на то, что ты прибавила или убавила 10 килограмм, наплевать на то, что ты напился и приполз домой на коленях. Мне это неважно, я все равно тебя люблю". Наверное, это звучит очень банально. Но меня удивило, что Дима Быков — мужчина, а я — женщина, но мы на сошлись на этой мысли. Мы оба считаем, что как только появляется такой человек, то и в его лице, в его глазах ты, как в зеркале, видишь, что с тобой все хорошо — все хорошо с твоей толстой попой, очками на носу или привычкой надираться по пятницам в гараже с друзьями. Если такой человек есть, то эти комплексы не исчезают, конечно, но с ними можно жить, с ними можно ладить, им можно говорить: "Я сильнее! Ты меня не съешь, тебе меня не взять". Потому что есть этот человек — зеркало, в котором я отражаюсь и которому все равно, какая я. И ты уже не бьешься в стену с мыслью "я хуже всех". Твое "зеркало" разрешает тебе быть собой, и ты не боишься иногда быть "плохим". Как человек, который 10 лет назад бросил курить, и теперь он не боится выкурить одну сигарету, сказав себе: "Ну ладно, сегодня я себя не люблю, а завтра все будет по-другому". Легче жить, когда ты умеешь преодолевать недовольство собой.

— А вам часто приходится преодолевать это недовольство?

— О-о-о! И не спрашивайте...

— Вся жизнь — борьба?

— Да. С собой — точно. Расскажу такую историю. В Латвии есть издательство, с которым мы сотрудничаем. Оно называет "Звайгзне" — очень красивое слово, в переводе означающее "звезда". Как говорит Даша Донцова, и я с ней совершенно согласна, нигде меня не издавали лучше, чем в Латвии, тиражом 800 экземпляров. И это правда! Да, издательство выпускает тебя маленьким тиражом для маленькой страны, но какие красивые книжки они делают! Их можно целовать, облизывать, они так качественно сделаны! Руководит этим издательством абсолютно успешная женщина, которую зовут Вия. Она молода, у нее два сына, собаки, особняк, машины... Она открывает филиалы "Звайгзне". И для этого издательства, в котором работают в основном молодые девахи, Вия организовала по вторникам и пятницам курсы спортивной гимнастики. Она для своих сотрудниц в каком-то лесу заказывает клюквенный сок, чтобы они не болели! Я, приезжая в это издательство, смотрю на нее просто с восторгом! Тоже впитываю эти впечатления, она мне очень нравится! И вот мы с ней сидим на каком-то ужине — ужасном, скучном до невозможности, в префектуре города Рига. И эта Вия мне говорит так на ушко: "Если б вы знали, как я вам завидую!" — "Мне?! Вы же меня издаете, я ваш автор, вы в масшатбах Латвии практически олигарх". И она отвечает: "Да вы что! Вы такая красивая женщина! По-женски красивая! А я всю жизнь была гадким утенком!" Нам тут же стало наплевать на префектуру, на мэров, на всех... Я ей говорю: "Вия! Это я всю жизнь была гадким утенком! Я была выше всех, толще всех, в очках с толстенными линзами — это их сейчас научились стачивать. На меня не было сапог — потому что нужен был 41 размер, и мне просто негде было их купить! Со мной никто не дружил, потому что мне было всегда интересней читать „Обрыв“, чем идти на улицу и бить фонари — было такое развлечение. А потом бабушка когда-то мне сказала, что пить портвейн — плохо. И я его не пила. Но все это не вписывалось в правила окружавшей меня тусовки..." И вот Вия мне говорит: "Нет, ну вы посмотрите на себя!" А ей: "Нет, это вы на себя посмотрите!" И все!

Я так понимаю, что если человек находится в состоянии вменяемости, а не впал в нирвану, не стал буддийским монахом, он все время борется с собой. С комплексами, с неправильным осознанием себя, с каким-то негативным отношением окружающих — даже близких, даже любимых.

— Татьяна, что изменилось в вашей жизни с тех пор, как вы стали человеком "из телевизора"? Есть ли минусы в этой работе?

— Я не чувствую себя "человеком из телевизора". Я не профессиональный ведущий и не актриса. Если я "человек из телевизора", тогда и "из радио" тоже, у меня на "Радио России" своя программа "Живой детектив". Я же достаточно долго работала на ТВ, это затягивает, честно. Очень немногие уходят с телевидения навсегда, чаще возвращаются, может быть в другом качестве, но возвращаются. Сегодня я просто по другую сторону камеры и мне это интересно как работа. Сказать, что в один день меня вдруг стали узнавать на улице я не могу. Все было постепенно: маленький синхрончик, синхрончик побольше, синхрон, участие в программульке, программке, программе, собственная программа... Шаг за шагом, так и должно быть. А то, что люди узнают на улице, мне нравится, да всем публичным людям нравится, иначе они не стали бы публичными. Если стали, значит нравится. Минусы в том, что я привязана к графику съемок программ, в такой-то день в такое-то время я обязана быть в павильоне. А если у меня температура, мама в больнице, у сына выступление в команде КВН, муж улетает в командировку, собаку оставить некому, а завтра 1 сентября ... это не имеет значения, такая работа.

9582
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top