Ноа и Мира: "Мы выстояли и стали ближе"

Женсовет tata ыкео 20.05.2009 13:10
Просмотр списком

Выступление на конкурсе "Евровидение" израильского дуэта стало одним из самых обсуждаемых. На сцене "Олимпийского" еврейка Ноа и арабка Мира исполнили трогательную песню "Должен же быть другой путь" и завоевали сердца телезрителей. После финала корреспондент Tata.ru встретился с подругами и узнал интереснейшую историю создания песни.

Ноа и Мира:  "Мы выстояли и стали ближе"

— Многим ваш дуэт показался таким неожиданным!

Ноа: — Да, в этом вся и суть. Я больше похожа на арабку, хотя являюсь еврейкой. Мира похожа на болгарку или русскую, хотя она арабка, а обе мы живем в Израиле. Все в нашем дуэте перемешано. Мы даже на обложке альбома название группы разместили таким образом, чтобы не было понятно кто из нас Ноа, а кто Мира.

— Кому пришла в голову идея написать песню «There must be another way»?

Н: — Я пою на сцене уже около 18 лет. Когда израильское телевидение предложило мне представить страну на конкурсе «Евровидение» в Москве, я почти сразу сказала, что поеду, если только со мной в дуэте будет петь Мира.

Мира: — Мы дружим уже 8 лет. Все это время мы несем людям послание. В песне «There must be another way» мы поем о том, что у боли и страдания нет национальности. Ни у кого нет монополии на страдания. Люди думают, что их боль самая сильная. Отсюда появляется месть, а нет ничего хуже чем зло, порождающее другое зло. И второе значение песни — должен же быть другой путь. Наши народы воюют уже больше 60 лет, и это нужно остановить! Даже страны, которые были врагами во время Второй мировой войны, сейчас находятся в близких дружеских отношениях. Поэтому в песне мы говорим слушателям, что кровопролитие больше не может продолжаться и войну нужно остановить. Мы хотим, чтобы между израильтянами и палестинцами начался диалог!

— Ну вы же понимаете, что ваша песня имеет политический подтекст, и в таком случае сложно было сделать ставку на победу!

Н: — Я вам так скажу; за 18 лет моей карьеры я поняла одно — манипуляции ни к чему не приводят! Если ты сидишь и думаешь, чего хотят зрители, какой стиль музыки сейчас модный, и тут же начинаешь писать песни под влиянием моды или с желанием получить выгоду, это никогда не срабатывает! Оглядываюсь на свою карьеру и вижу, что моими самыми большими хитами оказывались песни, на которые я даже и не рассчитывала. Я верю в успех. Но не в такой, который идет в гору по вертикали, а в успех, который все равно когда-нибудь придет, он больше горизонтальный. Твоя песня может стать популярной не сейчас, не сразу, но потом. В 60-х когда появилась группа Beatles, в то время были и другие, более успешные коллективы. Но где сейчас они и где Beatles, которые вошли в историю мировой музыки?!

М: — Для нас не было цели выиграть «Евровидение» прямо сейчас. Возможно, успех дуэта, песни придет позже. Для нас было главное, рассказать людям нашу историю.

— Что-то изменилось в вас после участия в конкурсе?

М: — Очень! Мы знакомы больше 8 лет, но последние 2 месяца стали для нас настоящим испытанием! Скажу без преувеличения, наша дружба прошла серьезную проверку! Вы даже не представляете через что мы прошли.

Н: — Когда нам сказали, что мы будем представлять Израиль в Москве, это было как раз в разгар войны в Газе. Признаться честно, это решение нам далось нелегко. У нас на глазах умирали люди, наши близкие были в беде, причем как со стороны Израиля, так и со стороны Палестины, а нам говорят ехать на развлекательное музыкальное шоу, которое у многих до сих пор ассоциируется с буги-вуги.

— Вы испытывали давление со стороны соотечественников?

Н: — Очень сильное. На нас обрушилась критика со всех сторон. Миру обвиняли в предательстве арабского народа, меня — в предательстве евреев. Все это могло разрушить наши отношения, но мы выстояли и даже стали ближе.

— Как вы думаете, почему выбрали именно вас?

Н: Думаю, что израильское телевизионная компания хотела послать на конкурс артиста с международной карьерой. Я пою на сцене уже 18 лет и поработала со многими мировыми звездами, объездила весь мир с гастролями.

— Поэтому у вас такой хороший английский?

Н: — Мой английские хороший, потому что я много лет прожила в Нью-Йорке, в Бронксе. А вот у Миры хороший английский, потому что она гений!

М: — Нет, я хорошо говорю по-английски, потому что много смотрю телевизор. Меня папа даже называет диванной картошкой.(Смеется). Знаете, в Израиле не дублируют иностранные фильмы, а показывают в оригинале с субтитрами. Это хороший способ выучить язык.

— Что вы думаете по поводу отказа грузинских конкурсантов от участия в «Евровидении»?

М: — Мы уважаем их решение. В конце концов, возможно, для них было важно высказаться и донести свою точку зрения. Возможно, для этого они выбрали не подходящую форму. Сложно сказать. Все-таки жалко, что мы не видели их на сцене.

1788
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top