Карьера - в отказе от карьеры, или Синдром Буратино

Просмотр списком

Дауншифтинг (от англ. down shifting — “спускающийся вниз") – это сознательный отказ от карьеры в самом ее расцвете, переход с высокооплачиваемой работы на низкооплачиваемую или неоплачиваемую вообще. Часто сопровождается сменой места жительства и переездом на природу – в поля, к пастушкам, овечкам, овощам и прочим пасторальным радостям. Конечно, дауншифтинг – явление вневременное, но о том, что такое поведение является именно дауншифтингом, а не, скажем, лизингом или рафтингом, общество узнало совсем недавно.

Карьера - в отказе от карьеры, или Синдром Буратино

Начал это движение, несомненно, римский император Диоклетиан, который два десятка лет крепко держал вожжи власти, много строил, проводил денежную реформу, боролся с христианством, укреплял государство. Был руководителем, что называется, от Бога. И вдруг на глазах у изумленной римской публики Диоклетиан плюет на всю проделанную работу, отдает власть наследникам и удаляется от дел. Приобретает себе ферму в хорошей климатической зоне — на территории нынешней Хорватии, заводит огородик. Тем временем перессорившиеся от свалившегося на них счастья наследники разваливают страну и кидаются в ноги к Диоклетиану, упрашивая его вернуться к власти. Ответ бывшего императора вошел во все учебники и философские трактаты: "Ну, что вы, - сказал бывший наместник Юпитера, — мне некогда заниматься такими пустяками. Вот лучше посмотрите, какую я вырастил капусту!"

Диоклетиан, естественно, был дауншифтером.

Первым дауншифтером в истории России был Лев Толстой. Достигнув известности и почитания, граф неожиданно отказался от славы и комфорта городской жизни, уехал в деревню, где начал делать какие-то невообразимые вещи – косить траву, ходить босиком, брататься с крепостными, подставлять левую щеку, открывать сельские школы и даже бороться за экологию – по меркам своего времени. То есть делать то, что просила его душа. Но что, в общем-то, входило в противоречие с основными моральными и социальными нормами его класса и с общественным мнением...

Именно конец XX и начало XXI века превращают это явление в своего рода философию. Люди разочаровываются в предлагаемых им моделях мироустройства: рассматривая по телевизору или на страницах глянцевой печати целлулоидных красавцев и красавиц, замки из золота, частные острова и яхты-города, особняки на сотни комнат и мобильные телефоны в бриллиантах, они понимают, что им навязывают мир, где хорошо лишь немногим, что им морочат голову, прививая стремление к ценностям, которых им никогда не иметь... Отсюда – отказ от философии яппи, столь модной пару десятилетий назад, уверявшей, что боги умерли и есть только один бог – карьера. Вместо Библии – корпоративная этика, а ритуальные облачения у алтаря – это белый воротничок и прекрасно сидящий Бриони.

Ведь мы все хорошо знаем эту сказку...

Буратино долго боялся огня в очаге, а потом, поумнев, взял да и проткнул холст длинным деревянным носом. Оказалось, что холст – фальшивка. Огонь не греет, он нарисованный.

Так и наш мир. Чудеса технического прогресса уже несут больше угроз, чем блага цивилизации – климат на планете переживает коллапс, идеологию невозможно переварить вне кокаиновых или алкогольных грез, здоровье и внешность зависят от количества инъекций стволовых клеток и ботокса.

В погоне за атрибутами карьеры — автомобилем Maseratti, часами Tissot и Longines, виллами и любовницами-моделями (последний тренд — балеринами) - жизнь проходит, а мы так и не успеваем почувствовать ее вкус.

А ведь русский народ еще несколько столетий назад предельно ясно сформулировал жизнеутверждающий тезис: РАБОТА НЕ ВОЛК, В ЛЕС НЕ УБЕЖИТ. И точка.

Собственно, это и есть дауншифтинг. Бросай работу, которая выжимает из тебя здоровье, силы, эмоции, нервы, и беги. Ведь человеку необходимо для жизни совсем немного: кров, пища, воздух. Нужна ли на самом деле лопаточка для вока-сковороды, ломтерезка для яблок, яйцерезка, блендер? — вот "основной вопрос" философии дауншифтинга.

В России уже существуют сообщества дауншифтеров, а аббревиатура "ДШ" встречается на страницах печатных изданий без расшифровки. Явление расползается с невиданной скоростью. Весь Петербург в прошлом сезоне "стоял на ушах": Михайловский театр оперы и балета – второй после Мариинского – возглавил миллиардер, "владелец группы компаний..." и плодовоовощной магнат, Владимир Абрамович Кехман, который, забросив овощную карьеру, денно и нощно обихаживает этот новый уголок в своей душе, вкладывая в него нажитые непосильным трудом миллионы. Папа одноименных пивных бутылок Олег Тиньков любил путешествовать на велосипеде. Объездил много стран, дружил с велогонщиками. Прочитавшие предыдущие несколько абзацев уже замерли: вы чувствуете эти признаки, ведь так? Это они. Тихие, отдаленные, но неотвратимые шаги ДШ. Июнь 2005 года. Газеты пестрят заголовками:Олег Тиньков продает свою корпорацию бельгийскому концерну. Куда денет деньги? Теперь у него новая любимая "несушка" — велосипедная команда. Он называет ее любовно и романтично: "Тиньков. Кредитные системы", тратя бельгийские миллионы уже не на модернизацию пивоварен, а на покупку милых его сердцу велосипедов и велосипедистов...

(продолжение следует)

8039
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top