София Коппола: трудности красоты

Просмотр списком

Все дело в том, что у знаменитой голливудской кинодивы Вайноны Райдер проблемы с наркотиками. Она то соглашалась, то болела, то опять соглашалась, то забывала, то снова была в седле... и, когда начались съемки, все-таки кинула Френсиса Форда Копполу с ролью дочери Майкла Корлеоне в "Крестном отце-3".

София Коппола: трудности красоты

В отчаянии Коппола, загруженный проблемами по самое "не хочу", поняв, что на шестом круге ада он уже не найдет полноценную звезду со свободным графиком, да еще и похожую на Аль Пачино, решает снимать свою девятнадцатилетнюю дочь Софию, которая очень удачно подросла ко времени начала съемок.
С тех пор София могла бы, в принципе, уже ничего не делать. Снявшись в "Крестном отце", она навеки вошла в историю не только Голливуда, не только мирового кино, а культуры вообще.

Но что мне до всего остального мира, главное, что в "Крестном отце-3" в 1991 году Софию Копполу увидела я. Мне не понравилась самозванка, вползшая через черный ход в шедевр моего любимого режиссера, я искала изъяны в ее игре — и не находила. Я ревниво высматривала всюду уколы в ее адрес и тихо радовалась, когда малоизвестный до "Крестного отца" актер Энди Гарсия, отвечая на ехидный вопрос: "Как вам игра вашей партнерши Софии Копполы?" глумливо возводил очи горе и блеял "Прекрасно..."
... София отомщена. Я взахлеб смотрю теперь все ее фильмы и жду новых, а Энди Гарсия... где теперь тот Энди Гарсия?..

Вся сага "Крестный отец" — по-моему, лучшее творение Копполы. Ни "Апокалипсис сегодня", ни "Коттон-клаб" ни в какое сравнение не идут с историей мафиозного итальянского клана. Майкл Корлеоне стал для режиссера чем-то гораздо более личным, чем просто главным героем его картины. Сестру Корлеоне играет сестра Копполы, дочь Корлеоне Мэри — настоящая дочь Копполы, в титрах фильма — практически весь клан Копполы за исключением разве что строптивого племянника Николаса Кеджа, который выбрал "свой путь в искусстве"; но, возможно, именно его тень витает над фильмом, потому как главный виновник трагедии — не кто иной, как племянник дона Корлеоне и двоюродный брат его дочери Мэри, в которого она без памяти влюбляется, из-за чего и гибнет в финале. Что там происходило у них в семье на самом деле — леший его знает, однако, после "Крестного отца-3" Коппола ничего успешного уже не снял, переключился на аграрные вопросы и разводит виноградники.
На арену выходит София. Не для того эти итальянские пейзане десятилетиями томились в чужой неласковой земле среди дикарей-американцев, не для того их отцы и деды, первые эмигранты, голодали и откладывали каждый цент, чтобы теперь американцы в третьем колене с итальянскими фамилиями не прославили себя на весь мир, и славу эту они так просто не выпустят. София пережила беспрецедентное давление своего отца; ее жизнь — попытка вырваться из-под его влияния и преодолеть его авторитет. София стала добиваться публичной славы и выбрала профессию кинорежиссера, и в этом нет ничего, кроме нескончаемого диалога с волей Френсиса Форда Копполы.

София — женщина редкой красоты. Это красота особая - для тех, кто прошел увлечение радикальной мальчишеской красотой нимфеток, кто не попался на удочку насурьмленных волооких дев, кто пролез через заросли спелой зрелости и не утонул в озерах сладкой сексуальности классических фемин. Только такой ценитель истинной красоты способен оценить Софию. Это совершенство на грани уродства. Слишком большой, огромный рот, нос, с которым в России принято не церемониться, отделываясь термином "картошка", вечно печальные глаза — что убивает мужчин, лишая их возможности думать - будто жизнь прекрасна, и их горящий паяльник все делает и делает женщину счастливой, угловатость и сутулость, на первый взгляд, напрочь лишенные сексуальности. Но это только на первый. София — прекрасная лилия, юродиво принявшая несколько уродливые формы этого мира, как принимает она на себя груз его грехов. Таким образом, облик Софии — отражение ее картин.

Они, как и сама София, многослойны и открываются тебе не сразу. Они, как и она сама, нарушают привычные условности, переворачивают твои надежды и ожидания с ног на голову. Уже первая из более-менее масштабных картин — "Девственницы-самоубийцы" — кристально ясный намек на чудо.
Следующая — "Трудности перевода". София стала бы первой в истории мирового кино женщиной, получившей "Оскар" как лучший режиссер. Но по драматическому стечению обстоятельств именно в этот год вместе с ней был номинирован Питер Джексон, который не то что снимал своего "Властелина Колец" в буквальном смысле десятилетиями, а прямо-таки посвятил этому всю свою жизнь, что, надо сказать, по фильму и видно — и "Оскар" ушел. И, наконец, последняя ее работа — "Мария-Антуанетта" — долгожданное новое волшебство. И величественный облом. Как будто до середины картину снимала отличница, а вторую часть — злостная двоечница. Так неожиданно, не поведя и бровью, ничем не выдав измену, коварная София через колено ломанула все ожидания мировой кинобогемы и поклонников (и меня в их числе).
Но, возможно, собака зарыта совсем в других ожиданиях и надеждах?

134
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top