Мужской дневник Секс в большом Г.- 5

Просмотр списком

А вот еще одна история из моей жизни. Началась она, по моей печальной традиции, тоже в клубе. На сей раз мы оказались в центре удовольствий с моей сотрудницей (ничего личного — двое детей и отличная собутыльница).

Мужской дневник Секс в большом  Г.- 5

Стоило нам расположиться у бара, как ко мне подкатили две красотки. Мы вместе выпили, после чего я узнал, что все остальное красотки тоже не против проделать вместе со мной. Я колебался. Опасность возбуждала. Очень хотелось попробовать втроем. Вопрос решила моя сотрудница: "Они же лесби, ты им не нужен! Посмотри лучше, какая девочка на тебя смотрит. И давно!" Я взглянул в указанном направлении и лишился дара речи. Юная, нежная брюнетка смотрела на меня и приподнимала бокал с шампанским, словно чокаясь со мной. Она была странно одета. "Она что, — спросил я сотрудницу, — военная?" Ответ сразил меня наповал: "Идиот, она стюардесса!" Так мы и просидели целый вечер — издали чокаясь и молча улыбаясь. Около 6 утра молчаливая стюардесса вдруг оказалась рядом. Попрощалась почему-то за руку и ушла. Я остолбенело молчал. Она вернулась и почему-то попрощалась со мной за руку еще раз. На этот раз в ладони осталась салфетка. На ней было коротко написано: "Жанна" и номер телефона.
Наутро я нашел эту записку в кармане, посмеялся: "Стюардесса... да еще Жанна! Какая пошлость!" Разорвал записку, потом сложил обратно и позвонил.

Вечером следующего дня мы уже сидели в ресторане и с упоением рассказывали друг другу свою жизнь. Она действительно оказалась стюардессой, а в клуб пришла в форме, потому что прямо из рейса торопилась на день рождения к подружке. Меня никогда не прельщали юные девочки, я видел, что Жанна гораздо моложе меня, но чтобы на 20 лет! К этому я готов не был. Я выпил водки. Наша беседа продлилась 9 часов. Я полюбил ее сразу — сильно и нежно, начиная прямо с первой встречи. Когда мы смогли наконец встать из-за стола, то, не сговариваясь, поехали ко мне.

Ужасный момент позора! Мне не терпелось опробовать джакузи в только что отремонтированной квартире. Туда мы и погрузились — вместе с Жанной, свечами, напитками и сигаретами. Вода была слишком горячей, и я потерял сознание. Очнулся я от пощечин, которыми Жанна осыпала мои щеки. Кое-как выбрался наружу. Мы легли в постель, обнялись... "Как ты меня напугал!" — прошептала Жанна и заснула на моем плече.

Мы встречались между ее рейсами и моими съемками. Я постоянно твердил ей о своей любви. Она — ни разу. Жанна решила, что я буду ее лучшим другом. "Любовников — полная улица, я больше одного раза ни с кем не встречаюсь. А ты такой один. Ты у меня навсегда!" Я делал поправку на 20 лет разницы и пытался это воспринять. Получалось плохо. Я умирал от ревности. А она развлекалась на всю катушку. "Смотри, какой парень! Я сегодня же с ним пересплю. И больше не увижусь. А завтра мы с тобой это обсудим и посмеемся!" — говорила она и шла исполнять задуманное. Я думал, что умру от инфаркта, я-то любил ее каждую секунду. Вернее, ту, кем она могла бы быть. Но никак не становилась: ей нравился алкоголь, ей нравились мужчины. Когда мы были вместе, ее телефон не умолкал, к ней постоянно подходили какие-то чужие мужики. Они оказывались ее бывшими или ее будущими. И только я был ее настоящим.

Однажды я не выдержал общества юного нахала, клеившего Жанну при мне (апофеозом их общения стал момент, когда нахал задрал на себе короткую маечку, обнажил безукоризненный загорелый пресс и сообщил, что работает в солярии!) Передо мной стоял бокал. Я для храбрости сделал большой глоток и, не сомневаясь ни секунды, опрокинул почти полный бокал на ненавистный пресс. Удовольствие я получил необыкновенное! Нахал трусливо сбежал сушить штаны, а Жанна окаменела и потребовала, чтобы я перед ним извинился. Ха! Я уехал домой. От злости я разбил свой новый мобильник об стену и вполне довольный собой лег спать.

Наутро я чувствовал себя прескверно. Позвонил Жанне, но она была (смешно сказать!) недоступна. Я страдал, как от зубной боли. Я любил ее безумно! Но чем больше я любил, тем меньше шансов у меня оставалось.

Я мучился, через пару недель она остыла, и мы снова встретились. На этот раз я был готов на все — терпеть, страдать, унижаться. Я просто хотел все время чувствовать ее рядом: и неважно - в каком качестве. Жанна тоже почему-то не хотела меня терять. В то время я открыл для себя лучший из увиденных фильмов с участием Одри Хепберн — "Завтрак у „Тиффани“! Заставил девушку его посмотреть. Но весь фильм Жанна откровенно скучала. А ведь ситуация фильма с большими поправками напоминала мою собственную. Жанна считала самым большим достижением свою свободу, то, что она никому не принадлежит. Я же пытался внушить ей, что счастье заключается именно в обладании любимым человеком. При этом мы не хотели расставаться, поэтому наши споры ни к чему не приводили. Я продолжал встречаться с Жанной с упорством маньяка.

Однажды мы сидели в ресторане в компании моих друзей. Все были под впечатлением от моей подруги. Когда она отлучилась в туалет, друзья подняли тост за наше счастье. Красивый официант подливал вина. Жанна вернулась и вскоре отлучилась вновь. Я пошел за ней и застал момент, когда она записывала телефон этого официанта. Мне стало противно, и я уехал домой.

Купил путевку, отправился один на Майорку. Жанна звонила мне каждый день. Я покупал все, что попадалось под руку и могло ей понравиться. Я верил, что все изменится.
И все изменилось. Я вернулся, мы договорились встретиться. Сейчас уже не припомню, что меня задержало. Я опоздал на встречу на целый час. Когда я вошел в клуб, то узнал ее не сразу. Постепенно мои глаза привыкли к темноте, и я увидел пьяную Жанну у стойки бара. Она была счастлива, как свинья, наконец попавшая в кучу навоза. Ее обнимали два не менее пьяных молодых парня. Один целовал ее в губы, руки второго блуждали где-то глубоко внутри блузки моей... Моей? Она никогда ею не была. Я посмотрел Жанне прямо в глаза, поставил на барный стул пакет с подарками и гордо удалился. „Дед Мороз хренов!“ — сказал я сам себе. На меня напал дикий смех.

Я не помнил имени литературного героя, который был готов отдать все, чтобы ему снова было 18 лет. Но я считал его полным дураком. Жанна наслаждалась обществом молодых пьяных жеребцов, чьих имен она назавтра и не вспомнит. И мне вовсе не улыбалась возможность стать одним из них!

С тех пор прошло уже два года. Я стал заметно спокойнее и теперь отношусь ко всем юным особам крайне лояльно. Но почему-то каждый раз, когда я вижу в высокой лазури неба белый след самолета, мое сердце готово остановиться.

Секс — в большом Г.!

9543
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top