И мой хомяк со мною… (рассказ маленькой девочки)

Просмотр списком

Идея завести хомячка пришла в голову нашей бабушке. Мы — я, мама, папа и сестра — тогда жили на другом конце города. Поэтому хомяк — тогда еще безымянный — остался жить у бабушки, а я навещала "своего" хомяка по выходным. Ни клетки, ни аквариума у него не было. Жил зверек в синем жестяном ведре.

И мой хомяк со мною...

И так бы он там и жил, если бы однажды бабушке не надоел посторонний грызун в доме. Она стала настаивать, чтобы мы его забрали, угрожая приехать к нам с ведром наперевес. Но так как папа сопротивлялся грызунам, мама, которая всегда питала слабость к животным, обиделась и пошла гулять. Мама ушла громко, поэтому вскоре папа позвонил ей и сказал: "Возвращайся, я тебе хомячка купил". И купил пушистую персиковую хомячиную девочку. А тут и бабушка подоспела с ведром.

Так у нас появилась хомячиная пара: гладкошерстный черный мальчик, которого назвали Гиви, а потом переименовали в Борьку, и длинношерстная персикового цвета девочка, которую назвали Катькой. Потом папа откуда-то принес старую клетку, разделил на две части (чтоб не плодились) и поселил в ней хомяков. Первое, что сделал Борька — взломал дверцу и сбежал. За что получил уважительное прозвище "Борька-взломщик". Правда, сбежал он недалеко и ненадолго. Утром, когда вся семья завтракала, он вылез из-за холодильника и позволил посадить себя на стол, где деловито поел из наших тарелок.
С тех пор Борька стал уходить погулять каждую ночь. Но неизменно приходил к завтраку, после чего позволял отнести себя в клетку "поспать".

Катька была девушкой с характером, в руки давалась только маме, и то не всегда. Не любила фамильярности.

Время шло, хомячки наши стали проявлять естественный интерес друг к другу. Пылкий Борька прогрыз фанерную перегородку. Его отсадили и починили перегородку. Однако вскоре мы заметили, что Катька беременна. Через две недели наша девушка родила восемь малышей. Они были маленькие, розовые, слепые и тихонько пищали. Вскоре они уже носились по клетке и лазили по прутьям.

А потом наши хомячата повзрослели. Но все еще с легкостью просачивались сквозь прутья клетки. Родители проводили ночи за ловлей хомяков, выгоняя их из-под пианино палкой от швабры, ставили ловушки. Я часто просыпалась от криков типа: "Вон она! Под шкафом! Лови ее, лови!"

Со временем хомячьи дети стали занимать слишком много места и отнимать слишком много сил. Мы всерьез опасались, что они вот-вот созреют и тоже начнут размножаться, и квартира покроется ровным слоем хомячков... Вскоре почти все друзья родителей имели по хомячку. Они не повторяли наших ошибок и брали по одному. На мой взгляд, зря. Впрочем, наши смышленые зверьки все равно не давали им скучать. Одна из наших "детишек" попала в живой уголок детского сада. Каждую ночь она находила способ выбраться из клетки. И каждый раз она шла в одно и то же место — в кукольный домик. Там она ложилась на кровать и засыпала. Когда ее находили, она радостно кусала нашедшего. А покусанные дети спрашивали у воспитательницы: "А хомяки долго живут?"

Другая попала в семью, где была кошка Машка. Однажды кошка решила съесть "бесхвостую" мышь. Дети увидели и позвали маму криками: "Мама, мама! Машка Олю ест..." (хомячка почему-то назвали Олей!). Олю спасли. Но это потрясение не прошло бесследно. Сначала хомячка падала в обмороки при виде кошки. Потом это прошло, но ее как подменили. Она озверела и стала на всех кидаться. В том числе и на кошку. Кошка стала бояться. Да что там кошка! Хомячка опасались прежние хозяева...

Через много лет у нас появились крыски, но о них я расскажу как-нибудь в другой раз.

6317
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top