Пройдем по тылам

Просмотр списком

Довольно скоро обсуждение темы, поднятой мною в недавней заметке "Правила общения с собственным телом", свелось к одной-единственной точке – к попке. Читатели отчего-то решили, что толстушка, изображенная на фотографии под заметкой, и я — одно лицо. Мои попытки разуверить их в этом к успеху не привели, и наиболее шаловливые пожелали иметь на форуме фотографию – мою или моей попки, без разницы.

Пройдем по тылам

По различным причинам я вынуждена им в этом отказать, однако важность "задней", если можно так выразиться, темы такова, что обсуждение ее назрело и перезрело. Тем более, что у меня давно уже есть что сказать по этому поводу, да только случай не представлялся, — и вот наконец общественность дала мне понять, что откладывать более нельзя. Приступим.
Почему же из всего, что мы понимаем под словом "тело", вдумчивый читатель выбрал именно попу? Почему не ноги или бюст (впрочем, это банально), не острый локоток, не завиток волос на затылке, не трогательное место между лопатками, не пальчики, в конце концов?

А я вам скажу почему.

Попа — это наше второе лицо. Нет ни одной другой части тела, которая могла бы соперничать с ней в выразительности. Возьмем ноги. Ноги бывают длинные или короткие, красивые или нет, но никоим образом они не передают характер особы, коей они служат. То же и бюст: упругий и не очень, грушкой или яблоком, большой или маленький — это просто бюст, и ничего больше. Он молчит, потому что ему нечего сказать.

А попа — она не только не молчит, она говорит без умолку, и внимательному взгляду она скажет даже и то, что ее владелец или владелица пожелали бы скрыть от посторонних.
Возможно, таков был замысел Творца — чтобы мы сигналили миру не только фасадом, но и тылом. Однако Творец не раскрыл нам этого замысла, и наши зады бессовестно выбалтывают тайны нашего подсознательного всем, кто умеет читать их знаки.

Ничего сложного здесь нет. Вся соль заключается в умении оглядывать интересующую нас особу сзади не только на предмет размера и формы, но и с точки зрения заднего физиономиста, если можно так выразиться. Это умение воспитывается упражнением, суть которого я сейчас разъясню.

Во время наших изысканий нам придется отвлечься от эротических коннотаций, а также заглушить в себе голос хорошего вкуса, который будет сообщать нам время от времени, что такая-то особа вырядилась неподобающе и что одежда такого-то покроя сидит на ней как на корове седло. Кроме того, на нашем пути встретится немало задов, сравнение с коими будет когда-то в нашу, а когда-то, увы, не в нашу пользу. Нам следует запретить себе это сравнение, иначе мы рискуем отдалиться от основной темы и впасть в меланхолию.

Ну, вот и все. Немножко практики, чуточку внимания — и вам раскроются бездны; вы научитесь читать людей как книгу что спереди, что сзади, а сопоставление прочитанного даст вам самые неожиданные результаты.

Лучше всего наш предмет поддается изучению там, где... его достаточно. Улица, не слишком людная, но и не пустынная, дабы мы не привлекли к себе внимание непосвященных. Итак, впереди нас идет особа — желательно в узких штанах, которые давали бы нам достаточные возможности для обзора. Джинсы сидят низко, на них стразы и яркий пояс, волосы выкрашены и распущены — имидж смелый и сексапильный. Однако широкий, наивный и глуповатый зад говорит нам, что его обладательница встревожена собственной смелостью и смелость эта — наносная.

А вот смиренный зад немолодой женщины, облаченной в простые черные брюки. Их покрой предполагает вызов и упругость, однако тяжесть лет тянет ягодицы книзу, что делает особенно выразительным контраст между задумкой портного и правдой жизни. Контраст этот выражен в унылых складках на ткани, опущенных, как опущены бывают углы рта у людей, которые всему знают цену.

Полная противоположность этой печали — круглая, простонародная и сердитая задница тетки с "мелким бесом" на голове. Ягодицы ее надуты и сжаты в привычной позиции "накося выкуси", и нам нет ни малейшей необходимости заглядывать ей в лицо, чтобы убедиться: написанная на нем боеготовность полностью отвечает выражению ее честного скандального зада.


Теперь, когда мы можем читать самые первые, самые явные знаки, можно приступать к сравнению — оно отточит наше умение понимать тайный язык тыла.

Вот стайка юных девиц, одетых почти одинаково. Сходство одежды подчеркивает разность выражений задней физиономии, как подчеркивало бы несходство лиц единство причесок. Вот простой, разбитной, добродушный зад хорошей девахи. Вот поигрывает крошечными ягодицами не знающий покоя задик охотницы за капиталами; что с того, что на лице ее нарисован секс, самодостаточность и карьера — ее тылы говорят нам о неврозе, злых слезах и отчаянном желании пустить пыль в глаза.

А вот задумчивая попа сдержанных форм, венчающая длинные ноги в солдатских штанах. Форма ее мальчиковая, выражение юношески надменное, говорящее нам об интровертности, склонности к одиноким размышлениям, о застенчивости, о страсти тайной и возвышенной.

Но что это? Какая, однако, прелесть! Пикантно откляченный безо всяких каблуков, веселый, доверчивый и призывный зад — форма его, возможно, несовершенна, но его улыбка, его непринужденность, его непосредственность говорят, что его обладательница — чудесная женщина.

Если мы обгоним этот прелестный зад и посмотрим в лицо его хозяйке, то наверняка мы увидим умные и лукавые глаза и славный рот, умеющий смеяться, целовать и наслаждаться всем, что дает нам наслаждение.

Этого не подделать никаким фитнесом, не добавить мертвым силиконом. Портновское искусство тут бессильно — оно не может имитировать того, чего не дала природа, и не может скрыть того, что дала.

Поэтому да здравствует попа — единственное зеркало души, которое не умеет и не желает лгать.

5279
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top