Джон Гальяно: Мэри Поппинс была моей первой сексуальной фантазией

Просмотр списком

Главный дизайнер дома Сhristian Dior и марки имени себя, Джон Гальяно, ультрамоден. Где только не проходят его показы — в королевском саду, в средневековом замке, на крыше поезда, на стадионе! На дефиле народу видимо-невидимо: сплошь звезды первой величины и коронованные особы. Гальяно все всегда переворачивает с ног на голову. Каким образом ему это удается, дизайнер рассказал в эксклюзивном интервью Tata.ru.

Джон Гальяно:  Мэри Поппинс была моей первой сексуальной фантазией

— В своих коллекциях вы стараетесь перемешать влияние эпох, времен. Настоящее время для вас как бы отсутствует?
— Мода прежде всего является искусством изменений. Если говорить откровенно, современность не так уж великолепна, как об этом думают. И если я занимаюсь этим делом, то именно из-за того, что люблю мечтать.

— Ваши коллекции порой шокируют!
— Самое важное — это вызвать у зрителей реакцию и эмоции. К тому же я давно заметил: то, что в самом начале шокировало, часто приносило огромный коммерческий успех.

— На подиуме вы показываете одни вещи, а продаются совсем другие...
— Дефиле для этого и существуют, чтобы показать фантазию автора. Потом эти вещи мы используем, выставляя в

Джон Гальяно:

витринах магазинов или в специальных рекламных роликах. Вещи должны излучать ту же энергию, что и на подиуме. Для продажи они адаптируются, чтобы их было удобно носить, но на подиуме они должны удивлять.

— Модные критики про вас писали, что "у Гальяно подход к дефиле такой же, как у Спилберга к кино" — то есть манера ошарашить спектаклем. Вы с этим согласны?
— Такие вещи я делаю больше для свой марки John Galliano, чем для Dior. Манекенщицы очень артистичны, а мои одежды — театральны. И выходя на показ, они рассказывают выдуманную мной историю. Каждый показ я стараюсь делать как повествование. Одно из моих дефиле было основано на творческом мире Брассая, французского фотографа прошлого века, мастера так называемой "прямой съемки", и коллекция рассказывала историю вокруг его сюжетов. Другой был, как программа канала MTV, чтобы люди не уставали от единообразия. Кстати, Стивен Спилберг и Тим Бартон уже предлагали мне работать с ними. Они бывали на моих показах и им нравилось то, что я делаю. Харви Вайнштейн предложил мне поработать сразу над тремя фильмами. Но я честно сказал, что мое сердце принадлежит моде. Во всяком случае, сейчас. Хотя, может быть, в один прекрасный день я приду в мир кино.

Джон Гальяно:

— Вы помните первый фильм, который посмотрели?
— Скорее не фильм, а поход в кинотеатр. Это был Camberwell Green на юге Лондона, там, где я вырос. Мама затеяла генеральную уборку, а чтобы мы с сестрой не болтались под ногами, отправила нас погулять, выдав немного денег на мороженое. Сестре пришла идея пойти в кино. Мне запомнилось само здание кинотеатра, построенное в стиле арт-деко, внутри пахло пыльным бархатным занавесом и сигаретным дымом, тогда в кинотеатрах можно было курить прямо в зале, для чего даже были установлены пепельницы возле спинок кресел. Первый фильм, который я посмотрел, не помню. Но из тех, что запомнились в детстве, это Chitty Сhitty Bang Bang, потому что я испугался, когда появился главный герой. Это был мой первый осознанный страх. А вот "Мэри Поппинс" так меня восхитила, что, когда я пришел домой, стал упрашивать маму пригласить такую же няню к нам. Я влюбился в актрису Джулию Эндрюс, исполнявшую главную роль в этом фильме, потом она мне часто снилась. Я уверен даже, что образ, созданный Джулией Эндрюс, был моей первой, еще не осознанной сексуальной фантазией.

— Как к вам приходят идеи?
— Меня вообще все вдохновляет - прогулки, музыка, путешествия, фильмы. Например, когда посмотрел фильм "Рэмбо", пришла идея выпустить на подиум камуфляжную одежду...

— Когда вы смотрите фильм, отмечаете ли детали костюмов?
— Абсолютно все — детали костюмов, но также ошибки в крое, прическах, макияже. Помню, когда несколько лет назад

Джон Гальяно:

выкроил время и посмотрел наконец Sin City, сильно потом возмущался: "В этот день парикмахер работал с актерами или садовник?!" Пусть уж лучше дурной вкус, чем полное его отсутствие.

— Ваше знаменитое провокационное платье-смирительная рубашка, должно быть, придумалось после фильма "Полет над гнездом кукушки"?
— А вот и нет! Это было навеяно идеями Фрейда.

— Ваши появления в конце каждого показа всегда эксцентричны: каждый раз выходите в новом образе — то пират, то космонавт, то еще кто-нибудь...
— Это у меня такой способ сказать "до свидания" этой коллекции. Ведь в течение многих месяцев мы, создавая одежду, были глубоко погружены в совершенно определенный стиль. А в конце этого процесса у меня всегда появляется новая идея, с которой я "перехожу" в следующую коллекцию. Я как бы сбрасываю старую кожу, чтобы потом обрасти новой.

— А вы не боитесь забвения? Переживете, если вдруг станете немодным и бедным?
— Если мне придется спать прямо на земле, я легко с этим справлюсь, к тому же - смогу от души любоваться луной!

Джон Гальяно:  Мэри Поппинс была моей первой сексуальной фантазией
8386
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top