Кино тут ни при чем

Просмотр списком

Убить режиссера Эдриана Лайна — только об этом я думала в конце одного очень тяжелого дня. День, кстати, планировался как романтический — мы собирались спрятаться ото всех и заниматься любовью. Знала бы я, что перед встречей мой незадачливый возлюбленный пересмотрел фильм "9 1/2 недель"...

Кино тут ни при чем

Все-таки день прошел не совсем зря — мы соскучились и один раз упасть друг другу в объятия успели. Но потом мужчина с заговорщическим видом взял меня за руку и повел на кухню. Сперва я задумчиво разглядывала холодный пол, но мы направились к холодильнику. "Кормить будет", — догадалась я. Да, он собирался меня кормить. Сидя с завязанными глазами на заботливо подстеленном коврике, я и не предполагала, что мужчина решил не идти проторенной дорожкой — то есть не чередовать макароны, желе, перец и молоко, как Микки Рурк, а действовать по-своему. Хотя начал он как раз с макарон — но не с кусочка фарфаллы, как в фильме, а с длинной безвкусной спагеттины, которую я долго втягивала в себя — и думала, как она ползет по халату, цепляя ворсинки.

(Тем, кто решится это повторить: нарезайте еду маленькими кусочками — большие куски очень неудобно и невкусно прожевывать, особенно с закрытыми глазами.)

Потом мои зубы клацнули о большую ложку — в ней был, как я поняла чуть позже, мед. Пытаясь проглотить приторную жидкость, которой явно было слишком много, я злобно вспомнила любимую поговорку мужчины: "Большому куску рот радуется" и одну из наших первых встреч, когда он уговаривал меня есть мед из огромной деревянной банки огромной деревянной ложкой. Я не очень люблю мед — по крайне мере, не в таких количествах — и мужчине тогда об этом сказала. Но он забыл. Мед тек по моей шее, во рту было омерзительно сладко, начали побаливать зубы... Невероятным усилием воли я проглотила приторную жижу и начала стягивать повязку.

(Тем, кто решится это повторить: помогайте беспомощному партнеру, следите за тем, чтобы пища не падала, не текла, не перемазывала. Ким Бэйсингер вряд ли было комфортно в халате, пропитанном холодным молоком, но ее-то наверняка переодевали после каждого дубля.)

Подожди! — взмолился мужчина. — Сейчас будет самое интересное!
Когда он хихикнул, я поняла, что жестоко ошиблась и в нем, и в этой идиотской затее, потому что во рту у меня оказалась другая ложка — с солью. Слава Богу, что хотя бы чайная...
Я сорвала повязку и выплюнула соль на пол.
— Все, я ухожу!

(Тем, кто решится это повторить: прежде чем экспериментировать с особенными вкусами, обратите внимание на настроение любимого человека: он может именно в этот момент не хотеть ничего необычного.)

Ну пожалуйста, я обещаю тебе, больше ничего такого не будет! Не завязывай глаза, просто закрой и ты мне сразу все простишь.
Глаза я все же решила завязать. В губы мне тыкался кусочек чего-то непонятного. Я надкусила... Забытый с детства вкус! Забытый потому, что те пятеро врачей-аллергологов, по которым меня, опухшую почище бывалого бомжа, таскала насмерть перепуганная мама, в один голос сказали, что клубнику мне лучше не есть никогда. И я говорила об этом этому мужчине. Но он забыл.

(Тем, кто решится это повторить: выясняйте кулинарные пристрастия и состояние здоровья своих любимых. Кто-то ненавидит абрикосы, кто-то — лимоны, а кому-то просто чего-то нельзя!)

Я содрала повязку. На меня смотрели заботливые глаза, которые становились все более удивленными.
— Урод! — прошлепала я распухшими губами и побежала в ванную. В зеркале отражался пятнистый негроид, вид которого к продолжению романтического дня не располагал. Впрочем, и вид вполне симпатичного мужчины, который прибежал за мной следом, тоже ни к чему не располагал.
Последним, что оказалось у меня во рту в этот день, была таблетка тавегила.

(Тем, кто решится это повторить: помните, что даже если ваш любимый часто смотрит какой-то фильм, это совсем не значит, что он хотел бы там оказаться.)

Спустя пару дней, когда отек прошел окончательно, я решила, что режиссер Лайн ни в чем не виноват. Пусть себе живет. А вот с молодым человеком мы перестали встречаться — не потому, что он плохо разбирается в еде, а потому, что он забыл почти все, что я ему о себе рассказывала.

Кино тут ни при чем
8654
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top