Яркая заплата на ветхом рубище

Просмотр списком

Скажите мне, зачем человеку слава? Чтобы пробираться в подъезд собственного дома в темных очках, рискуя нарваться на толпу восторженных фанатов, готовых порвать в клочья от большой любви? Или затем, чтобы любой менеджер младшего звена мог сказать, поглядывая в телевизор или пролистывая книгу: "Отстой!"?

Яркая заплата на ветхом рубище

Оставим пламенного Белинского и бодрого Герцена. Забудем о древних философах и великих завоевателях. Зачем вам лично слава нужна?

Давайте признаемся друг другу честно — мы очень эгоистичны. Мы не жаждем судьбы Иисуса, Матери Терезы и Великомученицы Татианы, как бы нас ни соблазняли тем, что после смерти повальная пьянка студентов МГУ будет проходить под нашим именем. Мы жаждем славы, известности и поклонения при жизни. А зачем?

Чтобы каждый Вася знал, какого фасона трусы вы предпочитаете, благо папарацци всегда рядом? А невинным поцелуем с двоюродным братом, посетившим вас проездом из Гомеля в Жмеринку, пестрели все таблоиды с подписью: "Знаменитая звезда Глафира Парнокопыткина отдалась привокзальному бомжу! Самые откровенные фото!"

Или, к примеру, вы знаменитая писательница, телеведущая, журналист и во всех смыслах большая фигура на манер Татьяны Толстой. И вдруг решили блог завести. Вот она, слава! Каждый мало-мальски умеющий тыкать по клавиатуре напишет вам в комментариях: "Что-то вы сегодня не очень. Тупите. Мне за вас стыдно", "Прочитал. Не понравилось. Примите к сведению".

Ну ладно. Конкретно вы — совсем не такой примитив и никогда не хотели блистать на сцене, сиять с экрана и лежать в штабелях лидеров продаж. Вы хотели прославиться, придумав хитрую вакцину, которая спасет все человечество от тщеславия. И получить Нобелевскую премию сразу в двух номинациях — биологии и мира. Хотя нет, это "Оскар" могут выдать в нескольких номинациях. А мы уже договорились, что вы не из тех, кто стремится пройтись по красной дорожке под вспышками фотоаппаратов, оком телeкамер и просто жадных глаз. А у вас стринги в попе застряли и в носу ужасно чешется. И, кажется, человек семьсот запечатлели вас именно тогда, когда вы им крутили, чтобы не чихнуть. Всего-то мгновение, а поди ж ты: "Бойфренд Натальи Буряковой избил ее веником! Актрисе грозит пересадка носа!"

Если говорить серьезно, то настоящая, не сиюминутная слава приходит к тем, кто делает дело. И не всегда бывает полезной для своего носителя. Амосов всю свою жизнь посвятил служению чужим сердцам. В конце жизни ему не хватило денег, чтобы спасти свое собственное. Его слава была заслуженной и... бесполезной для него самого.

Ужасна слава — нет, я не о Нероне, а о новейшей истории, — академика Сахарова. Вы только вдумайтесь: человек создает водородную бомбу, убеждается, что она работает, потом получает Нобелевскую премию мира за требование отказаться от испытаний ядерного оружия. Ну да. Свою-то бомбу он уже испытал. Андрея Сахарова считали чуть ли не святым. Хотя, как по мне, так пожарные, погибшие при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, куда более как достойны славы или хотя бы денег. А кто помнит сейчас их имена? А сколько получают сейчас семьи погибших?

Ну, не будем удаляться в дебри метафизики справедливости, добра и зла. Нам бы в трех соснах своей мотивации разобраться.

Слава — это деньги. Звезды не ездят в метро, потому что пары-тройки корпоративок достаточно, чтобы купить себе авто, построить дом, нанять охранника, домработницу и так далее. А оплата напрямую зависит от известности. Никто не спорит — деньги даром не даются. Талант, тяжелая работа и немаловажная при том при всем удача — вот три составляющих так называемой славы. Потом все проще. Как Андре Жид прописал: "Едва ли не самое большое преимущество славы заключается в том, что можно безнаказанно говорить величайшие глупости". Или писать. Или петь. Или снимать. И за это будут платить деньги. Немалые.

Хотя и тут не все так просто. Франсуаза Саган, одна из самых известных писательниц Франции, остаток жизни провела очень и очень скромно из-за глупой аферы — почти все ее доходы поступали в государственную казну.

Скандальная слава? Храмов Артемиды на всех не хватит.

Слава-однодневка? Уж лучше мир и покой.

Я, в конце концов, никогда не была в особом восторге от Ницше, и мне абсолютно все равно, что будут говорить обо мне через триста лет и будут ли. Да, я не напишу "Евгения Онегина", но и от шальной пули на дурацкой дуэли с кадровым офицером не погибну.

Я не гений, хотя и не без таланта. Я не хочу спасти все человечество, хотя достаточно чиста помыслами. Я не тщеславна, хотя и честолюбива. Я легко поменяю славу на деньги. Потому что лучше быть в меру состоятельной, здоровой и спокойной, чем судящейся с последним мужем за особняк в Майами, с подробным освещением процесса морального разложения в прессе. А то и вовсе — покалеченной глупым фанатом или шизофреником-ненавистником, решившим, что я — исчадие ада.

Только пока никто ничего и ни на что менять не предлагает. Так что остается упорно работать над имеющимся талантом. Надеясь на удачу.

Яркая заплата на ветхом рубище
2631
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top