Найс ту мит ю

Просмотр списком

Их было двое. Высокий, широкоплечий брюнет Крис и длинноволосый Майкл — блондин, пониже, но постройнее. Минут через десять после того как они вошли, мы с девчонками уже разделились на два лагеря: одним больше понравился первый, другие выбрали второго.

Найс ту мит ю

Крис и Майкл тем временем оказались оккупированы мужской половиной нашего коллектива: мальчишки окружили их возле последней парты и сразу начали обучать фразе "пошел ты на фиг!" Да, всем нам было по 16, мы учились в выпускном классе, а Крис и Майкл, приехавшие в Россию из Америки на полгода "по обмену", были первыми иностранцами мужского пола, с которыми я познакомилась в более-менее вменяемом возрасте.
Тогда, в 90-е, "заграница" уже не казалась нам, школьникам, чем-то совершенно инопланетным и недоступным. "М-радио" с E-Type, "Макдоналдс" и "Элен и ребята" прочно занимали в нашей подростковой жизни свои места, и "вкладышем" от Дональда Дака никого уже было не удивить. Но сидеть за одной партой с кем-то, кто две недели назад еще жил далеко за океаном, совсем в другой реальности, — такого никому из нас не доводилось. Пока одноклассники резвились, посвящая в бурелом русской нецензурной словесности начинающих понемногу осваиваться американцев, мы, слабая половина 11 "Б", млели и шептались по уголкам. "Все для нас в них было особенное", как сказал герой Куравлева в фильме про самую обаятельную и привлекательную. Вовсе не так, как наши Юры и Миши, хлопал своими заокеанскими ресницами Крис, и совершенно уникально дергал головою Майкл, отбрасывая с лица прямые, как солома, волосы. Просто они были другие — и в их будущей жизни, нам казалось, их ждало совсем не то, что нас: не училки с перманентом, забитые электрички, хрущевки с низкими потолками, полуподвальные "Продукты", слякоть и гололед — нет, у них, мы думали, все скоро станет нарядно и сверкающе, и рядом будет по меньшей мере Дженнифер Энистон в мини-шортах из сериала "Друзья".

Прошло десять лет. Одна моя подруга уехала жить в Израиль, другая — в Америку, приятель по полгода проводил в Чехии, давняя знакомая — в Англии, но все равно вышло так, что более тесного общения, чем тогда, в школьные годы, во время невинной дружбы с Крисом и Майклом, у меня ни с кем из мужчин-иностранцев не случалось.
Нет, знакомства имели место быть, но дальше как-то не шло. Норвежец У., с которым мы познакомились в баре, оказался хорошим таким алкоголиком. К. из Турции, обнаружив, что после часа попыток понять инглиш друг друга за мокко в кафе,я не очень готова отправиться к нему и предаться всем возможным порокам, сразу потерял ко мне интерес. Б., француз, мне понравился, обещал позвонить, но пропал. О мужчинах-иностранцах я знала не больше, чем 10 лет назад. Что мне оставалось?
Листать время от времени попадавшуюся в заведениях газету для московских экспатов The Exile, по которой выходило, что все эти понаехавшие к нам из-за бугра западные менеджеры — до того гламурные подонки и прожженные циники, что Павлу Воле и поэту Орлуше, обоим одним кулаком пасть заткнут.
И слушать рассказы подруги Марины. Марина работала риелтором, подбирала "элитные квартиры" как раз для экспатов. По ее словам выходило, что приезжающие сюда работать иностранцы в Москве дрожат, как стриженые болонки на суровом русском северном ветру, боятся всего - от метро и железобетонных подъездных консьержек до уличных банкоматов и постовых милиционеров.

Как-то мы не виделись с Мариной долго, с полгода. К назначенной встрече она опоздала на час.
— Понимаешь, два дня назад Ян вывихнул руку, ездила за специальными бинтами...
— Ян?
— Мой друг, мы встречаемся. Он из Голландии, работает тут год директором по маркетингу в йогуртовой компании. Заходил в метро, какой-то парень попытался пролезть перед ним - вроде как бесплатно, Ян возмутился, парень толкнул его — вывих.
— Метро? Директор?.. Возмутился? Ты говорила — они боятся?
— Боятся... Первые недели две. Так на метро же — быстрее. Теперь зато лежит и стонет: подай газету, переключи на MTV, можно чаю...

Передо мною тут же встала картина десятилетней давности: наш выпускной, "музичка" играет на рояле, Майкл на сцене, в смокинге, но без "бабочки", в расстегнутой рубашке, поет, улыбаясь щербато, на почти хорошем русском "Подмосковные вечера". Пацаны хохочут, и он сам ухмыляется: накануне в электричке подрался с какими-то пьяницами, вышибли самый что ни на есть передний зуб. Мы с девчонками уже поохали, но больно смешно: его акцент плюс теперешняя шепелявость. Крис ржет громче всех, оделся опять не пойми во что, даже на выпускном - в джинсах, нелепо подвернутых...

Мы, прекрасная половина 11-го "Б", тогда тоже млели от них — первые недели две. Потом пригляделись и стали — для начала — общаться.

Найс ту мит ю
5677
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top