Лучшие истории дня от 20-05-2012

Просмотр списком

Работаю технологом на флоте и хочу рассказать как мой наладчик в бога поверил.Стояли на ремонте в Китае, естественно дешевое пойло рекой. Ну и загудел мой наладчик на неделю. Командир чтобы прекратить нездоровое увлечение, отобрал у него последние гроши, забрал документы и запретил сход на берег, после чего собрал экипаж и предупредил: кто наладчика похмелит, без разговоров чемодан вокзал Россия.

И вот просыпается бедолага утром. Похмелиться нечем, гонец не бежит, в город не пускают. Походил, походил чувствует конец приходит, ну еще бы — неделю пить. Вышел он на палубу покурить, глянул за борт, а там пива упаковка плывет. Отвернулся, посмотрел снова — плывет зараза, ушел на другой борт, вернулся — все равно плывет, значит не глюк. Перекрестился, подцепил сачком пока никто не видит и бегом в каюту. Открыл, убедился и окончательно уверовал. Сейчас кодированный, говорит бог два раза не помогает.





Ленин и купальная шапочка

Из Ленинграда в Москву меня забрали ранней весной, месяца за полтора до того, как пришла пора вступать в пионеры. На день рождения Ильича нас повезли в Музей Ленина. Накануне учительница громко сказала классу, обращаясь при этом только ко мне: «Ты приехала к нам из города Ленина и, конечно, по нему скучаешь, но зато в Москве ты завтра увидишь самого Владимира Ильича. Смотреть на него грустно, это же близкий и родной тебе человек, но это хорошая грусть. После приема в пионеры мы пойдем в Мавзолей!»

Дома я учила клятву, мама гладила мне галстук и белую кофту, а отчим, то есть московский папа, кроил свою военную диагональ (старшему офицерскому составу выдавали отрезы из особо мягкой качественной шерсти). Он срочно доделывал мне пионерскую юбку, которую сам высчитал и вычертил, как курс корабля, а потом заложил крупными складками.

Когда я повторила «перед лицом своих товарищей торжественно обещаю», мама нервно сказала: «Витя, это плохо кончится. Я знаю, что перед лицом товарищей ее обязательно вырвет. Помнишь, что с ней было в зоологическом, у мамонта?»

Когда я дошла до «жить, учиться и бороться», то вспомнила о Мавзолее и сказала родителям, что нас завтра поведут еще и туда. Мама охнула и села с утюгом на табуретку, а потом сказала твердым голосом, как заведующая отделением педиатрии: «Ты слышал? Ее ведут смотреть на мумию. Наталья, не вздумай так завтра сказать. Ленин не мумия, и выйди отсюда в маленькую комнату. Витя, она же умрет там, у этой мумии. Еще когда мы были в зоологическом... Когда она увидела слепок нижней челюсти парапитека... Витя! Шей к юбке большой карман!»

«Зачем?» — поинтересовался папа. «Чтобы рвать! — отчеканила мама. — Она туда положит купальную шапочку! И в нее будет тошнить! Не на Ленина же! И хорошо, если у нее вдобавок приступ астмы не начнется!»

Утром меня накачали теофедрином, чтобы не кашляла и не задыхалась, и дали с собой в большой карман купальную шапочку. «Если что, уткнись в шапку, как будто ты плачешь, — сказала мама. — И не вздумай даже поворачиваться к Ленину». «Кажется, он под стеклом, — сказал папа. — Но все равно, Ната, на гроб лучше не гляди».

Слово «гроб» меня поразило еще больше. Значит, мумия в гробу.

В музее нас выстроили в каре. На согнутой в локте левой руке у меня висел треугольник галстука. Правой рукой я должна была отдать салют «Будь готов!». Успею ли я выхватить шапочку? И как ее потом держать одной рукой? А если еще и кашель? Чтобы не перевозбудиться, надо было думать о самом плохом, то есть об украденной из кармана отцовской шинели мелочи. Я ее тырила уже четыре раза для мальчика Свиридова с улицы Климашкина, который меня начал шантажировать, едва я приехала в столицу. Он грозил, что расскажет родителям, как я не ем в школе бутерброды, отдавая их другим, в том числе и ему.

И вот мы стоим, как малолетние официанты, с галстуками на руках, и я вдруг начинаю плакать из-за этой чертовой мелочи. Мы хором читаем клятву. Ко мне подходит старшая пионервожатая, чтобы повязать галстук. Я изо всех сил шмыгаю носом и говорю ей, что украла деньги. Она шепчет: «Чш-ш-ш... Тихо». Завязывает мне галстук под самое горло и отдает салют. Я тоже поднимаю руку.

Потом ничего не помню, но каким-то макаром мы все, очевидно, добираемся до Мавзолея. Мы туда входим, у меня в левой руке сжатая в комок резиновая шапочка, а правой велят отдать салют, когда я поравняюсь с гробом.

Я думаю о плохом — о том, что мама меня, очевидно, стыдится, поскольку все время говорит, какая я худая, страшная, бледная и хриплю — так сильно, что паршивая медсестра из школы звонила ей, врачу и диагносту, и спрашивала, не проглядели ли у меня туберкулез, который у ленинградских «болотных» детей сплошь и рядом.

Кто-то очень мягко кладет мне на плечи руки, я таю от счастья и благодарности за такую своевременную нежность, но эти руки плавно поворачивают мою голову влево. Мужской тихий голос приказывает: «Смотри, пионерка. Враги убили товарища Ленина, и мы должны поклониться ему...» Я делаю все, что говорит голос. Смотрю на лицо в гробу. И низко кланяюсь, вместо того чтобы отдать салют. Почти в пол, как на хореографии. В то же время я чувствую, что совершаю что-то страшное и непоправимое. Я лечу вниз. Большие руки вдруг распрямляют меня и, как большие крылья, выносят прочь из этого длинного зала со страшной музыкой — кажется, очень быстро.

И вот я иду домой, расстегнув пальто, и пою песню про моряков. Галстук почему-то кажется слишком длинным, но не важно. Все видят — я его получила.

Через два дня я открываю дверь на звонок и вижу Свиридова. Папа только пришел, шинель висит на вешалке в прихожей. Свиридов просит денег. Я говорю, что у меня нет. Тогда он повторяет те слова, которые были моим кошмаром уже много дней: «А ты в карманЕ, в карманЕ...»

Я кричу изо всех сил, и прибегают мама с папой. Я кидаюсь на Свиридова, и мы рвем друг другу волосы. Я все рассказываю и умоляю меня простить, обещая копить деньги на мороженое и этими деньгами возвращать долг. Московский папа уходит со Свиридовым.

На следующий день приходит очень красивая старшая сестра Свиридова и отдает маме мелочь — она дозналась у брата, сколько тот у меня выпросил.

Она весело смеется с родителями в комнате (и мне это удивительно). Я утыкаюсь в чудесную не обкрадываемую больше шинель и плыву от счастья, потому что больше не боюсь никого: ни Ленина, ни Свиридова.

Наверное, этот мальчик стал хорошим человеком, и надеюсь, если он это прочтет, то простит, что я не изменила его фамилию.



Синяк

Сидим с братом жены на лодке, ловим бычков на закидушки: он на носу, я на корме.
У каждого по две снасти — по одной на борт.
Ловля не хитрая: закинул одну, а на второй уже клёв — тяни.
Бычок берёт хорошо, штиль, солнце жарит, кругом ни одной лодки, из одежды только шорты — кайф.
И вдруг увесистый удар в глаз! Искры...
Первая мысль: за что!??
Поворачиваюсь: шурин на месте.
Оказывается при забросе крючок зацепил шорты и груз, повинуясь законам динамики, всю энергию передал моему глазу — длина поводка обеспечила «точность»...

А дальше — наверное это подтвердят все, кто получал нелепые травмы — никто не верил, что фонарь не «боевой» — мол не заливай...



День здоровья. (Жесть!)
Пришла Татьяна (крупный спец. по распространению объявлений по школам), 15 лет. Обычно пробивная, сегодня грустная... Она за школу выступила на велогонке и ей выдали два бесплатных приглашения на День здоровья (Невский у нас в Туле спорт развивает).
К кому из ребят или девчонок в своём классе не подходит — все отказываются.
Давай, говорю, научу. По аське рассылаешь десяти друзьям сообщение вида: «Жесть, у меня билеты на 13 ряд, места 13 и 14. Ещё раз 13 в квадрате!!! Кто со мной?»

На следующее утро спрашиваю: «Ну как?» — «Я их им ПРОДАЛА!»



ОТКРЫТЫЙ УРОК

«Не сотвори себе кумира...»
(Правило для расширения кругозора)

ВГТРК. Стою, поджидаю лифт.
Из курилки вышла дружная компания творцов. Они явно не доспорили о чем-то мальчиково-спортивном и продолжали на ходу. Самый старший, мощный и, видимо самый авторитетный из них, нес физкультуру в массы:
— Если я не ожидаю нападения, то да – любой из вас может на меня наброситься сзади и шарахнуть ломом. Тут уж ничего не сделаешь, но если я не только натренирован, но еще и готов к любым неожиданностям, то смотрите сюда – я захожу в угол и все.

Физкультурник действительно пристроился в углу, аккуратно положил на пол рядом с собой — папку с бумагами и две кассеты. Встал в угрюмую позу спецназовца-убийцы и продолжил:
— Вот ты, Алик, попытаешься зайти сбоку, я тебя встречу с ноги. Вот так. Жаль джинсы узкие, а то бы выше головы достал. С этой стороны я тоже все контролирую. И как бы вы на меня не кидались – это будет пустая трата сил и времени.

Некоторые люди, выходящие из лифта, притормаживали и с интересом включались в открытый урок мастера, я признаться тоже свой лифт прозевал, чтобы немного поглазеть и нисколько об этом не пожалел...
Публика одобрительно кивала, а преподаватель при виде спонтанно распухающей аудитории, раздухарялся все больше:
— Вы двое – только друг другу помешаете, но мне ничего сделать не сможете. Вот мои руки работают по верхнему уровню, а ноги понизу. Вот, вот, или вот. Близко только не подходите, а то могу не рассчитать — рефлекс сработает. Все. Я закрыт и способен всех вас перекосить пока дыхалки хватит, а дыхалка у меня дай божЕ. Ну, вы все поняли?

На последних словах тренера, открылся лифт и из него вышли два нездешних мужика — один высокий, другой тоже ничего, но чуть пониже.
Все присутствующие на открытом уроке, начали истерично ржать, все кроме преподавателя, тот сразу сделался серьезным и стал суетливо собирать с пола свои бумаги и кассеты.
Нездешние мужики, видимо так и не поняли, что дикий смех связан с их внезапным появлением из лифта, они просто убедились, что приехали на первый и двинулись к выходу.
Это были братья Емельяненко...

Лучшие истории дня от 20-05-2012
1866
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top