Лучшие истории дня от 09-05-2012

Просмотр списком

На северах дома стоят на сваях. Знаете? Ну тогда поверьте на слово. На сваях они стоят. А под домами проходят всякие разные трубы. Некоторые для подачи в дома воды, некоторые, для слива из домов дерьма. В общем под домами целое сплетение этих труб диаметром с пол метра. Трубы обмотаны теплоизолирующей фигней, что бы значить в крещенские морозы они не лопнули и не явили миру богатый внутренний мир жильцов, поэтому их диаметр возрастает до метра.

Расположены трубы ближе к потолку, в метре от него. До земли, соответственно метра два будет.



Вот такое хитрое поддомное хозяйство.

Это сейчас, когда к работникам ЖКХ помимо их генетического похуизма и распиздяйства добавился новый ген Великой Антитеррористической Паранойи, они закрывают проходы под домами металлической сеткой. А вот раньше все было открыто — заходи, кто хочешь, какай куда хочешь. Кстати да, и для этого тоже использовали поддомное пространство. Но аккуратно так, застенчиво, что ли. Вот бывалоча после вечера поэзии в библиотеке, забежит под дом культурно одетая дамочка с ошалелыми глазами и томиком Блока в сумочке, присядет в умильной позе настороженного воробушка около крайней сваи, глядишь, и приобрели глаза нормальные размеры. И только в томике Блока опять стало не хватать пары-тройки страниц. А что поделать, такова судьба поэзии, спасать нас в трудные времена.

В то лето я с Вадиком решили, что надо как то напакостить. Нет конечно, прямо так мы не решали, дескать, слушай друг Серега, а не отпакостить ли нам нонче по маленькой? Нет конечно. Но почему то почти все, что мы не делали, получалось именно так.

А так, для себя, мы решили поиграть в догонялки. На трубах. Это очень просто. Надо залезть на трубы, встать на карачки и вот так, на четырех костях гоняться друг за другом. Если кто скажет, чо это не интересно, то будет не прав. Там этих труб просто немерено. Если сверху посмотреть, то это будет напоминать кроссворд. Рабочие трубы пересекаются с уже нерабочими, всякие ответвления, повороты. Целый лабиринт. Вот на таком лабиринте мы и порешили – кто проиграет, тот козел.

Но не все так просто. Вот ходить под дом срать можно было, а по трубам лазить – нет. Вот такой вот диссонанс. Когнитивный, кажется. Иногда, правда приходилось и заворачивать кеды от синеносых сантехников, которые злобными драконами кружили неподалеку и следили, что бы никто не покусился на трубы. Яйцо они там, что ли прятали, с разводным ключом внутри. Ага-ага... «Моя смерть в разводном ключе, ключ в яйце, яйцо меж труб спрятано». Где то так. Но нам было пофиг. Мы точно знали, что палюбэ, быстрые ноги лучше синего носа.

В этот раз я гнался за Вадиком. Ну как гнался... Скорость была небольшая, потому, что мешали различная фигня торчащая из труб и понимание высоты двухметровой. Я конечно и с большей падал и ничего, живой. Но как то не хотелось, что бы это вошло в привычку. Поэтому мы с залихватскими матами гоняли друг дружку по этим трубам осторожно но с азартом.

... Поэтому не сразу заметили, что нас теперь трое. Невесть откуда взявшийся сантехник, с классическими сизокрылым шнобелем и ротовым выхлопом, как из жопы слона, обожравшегося гороха с брагой. Когда он залез на трубу мы не видели, что выдавало в нем профессионала высочайшего класса. Зато теперь он замыкая наши гонки, с удивительным проворством полз за мной нащупывая различными словами самые тонкие и чувствительные струнки моей детской души.
— ВАААД!!! Гонииии!!! – я взвизгнул на такой высокой ноте, что даже злобное чудище Сантехник остановилось на секунду, что бы выковырять из своего бездонного уха длинным, нестриженным ногтем мой звук.

Вадик обернулся, увидел третьего лишнего и чуть не сделал то, что почти официально разрешалось делать под домами. То, что Вадик немного встревожился я догадался по его резко изменившийся иноходи. Теперь он скакал по трубам как заяц от своры гончих очень характерно отталкиваясь передними руками и перенося коленки вперед. Я так не мог чисто физически и поэтому даже немного позавидовал корешу.

Я же по простецки перебирал конечностями в несколько хаотичном порядке. Видимо это и сбило с толку сложное мозговое оборудование Сантехника, потому, что в один момент я попал ему ногой в глаз. Дядя видимо пытался меня схватить за ногу, но не правильно рассчитав угол атаки промахнулся и получил боевое ранение.

Глаз дяди оказался вполне эффективной кнопкой остановки его тела, потому, что он мгновенно замер, схватился за пораженный участок лица и заговорил. Вы, говорил он, самкины сыны, иметь акт орально, падшая женщина. Да я когда вас поймаю, я так полюблю вас, люди нетрадиционной ориентации и педикулезные притом, что амнезия заставит забыть, как ваши имена, падшая женщина. Он много еще говорил заставляя нас восхищаться его запасом слов разнообразных, и боятся, что мы не все запомнили, что бы потом сверкнуть этой филологией на улице.

В общем пока мы раззявив хлебальники вникали в эмоциональное выступление дяди Сантехника, этот самый дядя подлым образом очухался и броском кобры метнулся в мою сторону. Правда кобра из него хреновенькая вышла, тормознутая, что ли, но расстояние он сократил.

Я опять визганул громко и сунулся вперед, но там Вадик все еще пытался стартануть порезвее, что бы сразу уйти в отрыв. В общем, пока я обкладывал его спину матами, злобная клешня сантехника внезапно схватила меня за лодыжку. Это было так страшно и неожиданно, что я опять взвизгнул, уцепился руками за какой то торчащий кран и наугад лягнул свободной ногой куда то назад. «Куда то назад», к удивлению, опять оказался глаз мужика. Правда уже второй. Да и фиг бы с ним, но нетрезвый дяденька схватился за него обеими руками, напрочь забыв золотое правило верхолазов про обязательных «три точки опоры». Оставшись на двух точках-коленях он как то грациозно засуетился жопой, раскинул руки, будто резко полюбил весь мир, глянул на меня подбитыми фарами, как немецкий танк на ДЗОТ, а потом как то застенчиво улыбнулся и тихо исчез с траектории моего взгляда.

Через секунду я услышал музыку упавшего тела, будто мешок с мясом упал в навозную яму и вслед за этим взорвавший тишину поток слов. Разных слов, но цель у них была одна – обидеть нас и вселить ужас перед содеянным.

Что бы не огорчать Сантехника мы ужаснулись и поскакали по трубам дальше, сопровождаемые воплями про то, как «он на запомнил», он «нас найдет», и он... В общем не надо дальше

Зато теперь мы владели чрезвычайно богатым запасом слов на все случаи жизни.



В Бостоне проходила конференция иммигрантских писателей. Живущая там
вместе с мамой — влюбленной в литературу начитанной интеллигентной
женщиной — писательница и журналистка Людмила Штерн пригласила на обед
приехавшего из Парижа Виктора Некрасова. Некрасов согласился и
попросил Довлатова составить ему компанию. Передаю рассказ Сергея
Довлатова, ничего не прибавляя и ничего не выбрасывая.
Сели за стол. Некрасов налил себе и Довлатову по полстакана водки.
Выпили за здоровье мамы.
Мама: — Виктор Платонович, вы знаете французский язык?
Некрасов: — Очень хорошо. Я в детстве учил французский и долгое время
жил у тети в Париже.
Снова налил полстакана себе и Сергею. Выпили за писателей, живущих в
эмиграции.
Мама: — Скажите, а у вас бывает ностальгия, тоскуете ли вы по России?
Некрасов: — По разному бывает. С одной стороны, мне повезло, я живу в
одном из величайших городов мира, рядом Лувр, Версаль, Собор Парижской
Богоматери... С другой — я человек русской культуры, и, конечно, порой
мне ее не хватает.
Налил. Выпили за великую русскую культуру.
Мама: — Ас кем вы общаетесь в Париже?
Некрасов: — Я дружен с Пикассо, Ильей Эренбургом, Сартром. Также
встречаюсь с Азнавуром, Морисом Шевалье и с другими молодыми
талантливыми людьми.
Разлил и, уже без всякого тоста, влил в топку одним глотком.
Мама: — Виктор Платонович, а кто ваш любимый писатель?
Некрасов (к Довлатову): — Сережа, хорошо идет. Разливайте. И к маме: —
Их несколько — Дидро, Жан Жак Руссо и Достоевский.
Опять без тоста заглотнул еще полстакана.
Мама: — Виктор Платонович, вам можно позавидовать. Вы живете в городе
такой культуры, занимаетесь любимым делом, встречаетесь с интересными
людьми...
Некрасов, никому не наливая, сам врезал очередные полстакана. Помолчал.
— Знаете, мамаша, Париж, Лувр, Достоевский — это все хуйня. Вот под
Сталинградом, помню: сидим в окопе. Ни хуя не жравши, мороз — минус
тридцать, жопа к земле на хуй примерзла, а немец из всех пушек как
въебачит, и думаешь — все, пиздец! И скорей бы уж, думаешь, пиздец, на
хуй такая жизнь всраласъ!
Людмила Штерн, в ужасе: — Виктор Платонович, здесь же мама!
— Да маму я вообще ебать хотел!
Мама радостно-удивленно посмотрела на Некрасова и нежно промолвила:
— Да-а...?



Вдогонку про историю курьезов с чешским языком.

Были с женой в Праге, сидим в ресторане, курим. Решил попросить у официанта пепельницу. Спрашиваю по английски. Дайте пепельницу" А он говорит, что пепельница по чешски будет «пепельник».
На следующий день, сидим в другом ресторане, решил блеснуть чешским. Говорю официанту. Дайте «пепелку» забыл как правильно. А он давай ржать. Оказывается «пепелка» по чешски — девица.



Прошлым летом решила я съездить на родину. В Украину. И предложила составить мне компанию моей лучшей подруге, Одиль. Она — парижанка, уже несколько лет на пенсии, так что свободного времени — море, путешествия — хобби, объездила полмира, если не больше, но в Украине бывать не приходилось. Предложение было принято с восторгом, билеты на самолет заказаны тут же.

Одиль — очень компанейская, открытая, находящая общий язык сходу и абсолютно со всеми, от попрошаек в парижском метро до людей из высшего общества, имена которых часто мелькают во французской прессе. Наверняка это умение — результат многолетней работы психологом. Человек она — далеко не бедный, но в ней нет никакого снобизма и разглядывания окружающих свысока.

Поселились мы у моей родни в двухкомнатной квартире в «хрущевке». Каждый день проходил по обычному сценарию. Если у себя в Париже Одиль не ложится спать раньше 4-5-ти утра, а встает около часа дня, то тут распорядок дня был совсем иным: подъем — в 7, душ, завтрак, фотоаппарат и сигареты — в сумку, и — вперед!

Через 2 дня после приезда она впервые ввела в легкий ступор курящих под подъездом мужиков звонким:
— Привьет! Погодка сегодня — прельесть, n'est pas?
А еще через неделю впервые за всю историю существования «хрущевки» дядя Коля с первого этажа впервые был замечен трезвым...

Весь день провожу экскурсии (благо, историю Украины и родного города знаю отлично), Одиль не перестает фотографировать, расспрашивать, проводить аналогии... Вечером я падаю без сил, а она перегоняет фото с цифровика на комп и на флэшку, дабы назавтра опять наснимать кучу интересностей. Самые обычные вещи и рутинные события для нее в диковинку, разница менталитетов не перестает ее удивлять.

Это утро проходит как и все остальные. Ходим по городу, покупаем сувениры друзьям. До отъезда остается несколько дней.
Решили поесть на открытой террасе ресторана в центре города. Погода — «прельесть», пешеходная зона, никаких автомобилей. Из-за жары людей не так уж и много. Рядом — городской ЗАГС, небольшой памятник — символ города, возле которого обычно фотографируются молодожены. Сегодня — свадебный день. Суббота. Одиль сидит за столиком лицом к улице, ей видны выходящая из ЗАГСа нарядная толпа, движущаяся в нашу сторону. Все останавливаются около памятника, дабы увековечить на фото и видео молодых с друзьями. Одиль с интересом наблюдает за происходящим, вдруг глаза ее округляются, она начинает лихорадочно что-то искать в сумке. Шепчет мне:
— Ты должна это увидеть!..
Разворачиваюсь. Свадьба как свадьба. Нарядная невеста, чем-то напоминающая Нонну Мордюкову, гости с шампанским, начавшие отмечать если не вчера, то сегодня рано утром — точно.
— Вон тот парень только что пил шампанское... ИЗ БУТЫЛКИ!!!
Честно говоря, если бы он пил водку из горлА, то это никого из наших не удивило бы... Но для Одиль это — нечто... Молодой человек поставил шампанское на асфальт и фотографируется вместе с остальными. Одиль с сожалением:
— Такой кадр пропустила!
— Сейчас попрошу, чтобы специально для тебя повторил.
— Ты что?! Он же выпил уже почти треть бутылки! Он не сможет! Ему же наверняка придется еще сегодня отмечать...
Мда... Я-то знаю, что отмечать ему придется не только сегодня...
Подхожу к свадьбе, объясняю ситуацию: гостья из Франции и т.д. Старший свидетель бежит к украшенным бантами-цветами машинам и приносит несколько бутылок шампанского, которые тут же открываются. Несколько человек с огромным удовольствием начинают позировать повизгивающей от восторга Одиль. Абсолютно трезвый жених оживляется и пытается тоже поучаствовать «в процессе», но мощная рука новоиспеченной жены выдергивает его из толпы «фотомоделей»...
Съемка окончена, мы с огромным трудом отказываемся от настойчивых приглашений с обещаниями показать «настоящую свадьбу»...

Вечером, как обычно, падаю от усталости. Одиль возится с флэшками. Говорю:
— Фотографировать памятники, музеи, церкви, хаты-мазанки, дачу моих друзей — ладно... Но зачем тебе свадьба?
Одиль заканчивает манипуляции с компом и поворачивается ко мне:
— Несколько лет назад один мой знакомый, из тех, кого ты называешь «бомонд», пригласил всю нашу компанию в свой огромнейший дом на юге Франции. Решили ехать несколькими машинами. Дорога неблизкая, через несколько часов все проголодались и решили остановиться поесть в небольшом придорожном ресторанчике. Очень уютное помещение, на удивление хорошая кухня, настроение у всех замечательное. Кто-то предложил выпить шампанского (с собой взяли). И тут выясняется, что в ресторанчике нет БОКАЛОВ ДЛЯ ШАМПАНСКОГО... В ответ на возмущенные возгласы бомонда хозяин сказал:
— Господа! Прошу меня простить, но это — обычный придорожный ресторанчик. Здесь не отмечают свадьбы, дни рождения и крестины. Здесь останавливаются просто поесть и купить что-нибудь в дорогу. Так что не обессудьте...
И бомонд в шоке пил «Дом Периньон» из — о ужас! — бокалов для вина...

— Так вот,- заканчивает Одиль.- Только что всей этой богеме я отправила по e-mail сегодняшние свадебные фотографии. С подписью:
Вот так пьют шампанское НОРМАЛЬНЫЕ ЛЮДИ В ЦИВИЛИЗОВАННЫХ СТРАНАХ!!!



Не тот народ пошол немцы, как будто не они начали две мировые войны. Сегодня читаю в газете, в Мюнхене полиция была вызвана, чтобы утихомирить психически больного итальянца с топором в руках, который гонялся за соседом из-за парковки. Проблема была в том, что у итальянца вовсе нет никаких машин. Когда полиция к нему домой нагрянула, итальянец накинулся на них с топором, одному полицейскому пришлось открыть огонь, психбольной умер на месте. А сейчас держитесь, вот какие у нас в Германии полицейские пошли: тот кто выстрелил, взял больничную и находится в лечении у психиатра!!!

Лучшие истории дня от 09-05-2012
7708
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top